Израильский Форум форум израиль

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Израильский Форум форум израиль » Братва » Всё о жизни в ТЮРЬМЕ


Всё о жизни в ТЮРЬМЕ

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Способы связи в тюрьме.

Самые отработанные технологии в области связи между арестантами, которые мне пришлось видеть, были в Калининградской тюрьме. Ничего принципиально нового после я уже не встречал, хотя каждая тюрьма имеет, конечно, свои нюансы в этой области.

Одним из самых простых являются "ноги" - баландер или даже иногда контроллер. Во время раздачи пищи, пока этот процесс идет, с таким арестантом можно поговорить, передать какую-то информацию на словах или даже передать маляву или "груз". Как не трудно догадаться, этот способ не является самым оптимальным - скорее всего, все, что услышит баландер, будет известно и куму (оперу). Поэтому в такой способ передается, как правило, только нейтральная информация - просьба помочь куревом или чаем, поиск определенных людей. Возле баландера в момент раздачи пищи всегда находится контроллер и весь этот процесс происходит с его молчаливого согласия, на что ему соответственно дал разрешение кум. В Калининграде, кстати, таким способом практически не пользовались. Сигареты, да и прочие мелочи часто можно передать самим контроллером. Как уметь договориться и какая "постанова" на тюрьме.

Способы связи зависят от устройства самой тюрьмы - или это один корпус, или несколько, куда выходят окна. При размещении в одном корпусе, да и еще колодцем, с окнами, обращенными внутрь, все несколько проще (Калининград, Черновцы). При размещении в нескольких корпусах, да еще значительно друг от друга удаленными, сложнее. В таком случае без помощи хозобслуги не обойтись.

Информация также может передаваться еще несколькими каналами. Во-первых, людей из разных корпусов при вывозе на суды, следственные действия собирают на сборке, где и происходит обмен. Даже если нужные люди не попадают в один бокс, как правило, можно что-то прокричать через дверь. Могут наказать, но обычно проходит.

Здесь же в боксах можно оставлять какие-то записи карандашом на стенах - обычно так сообщают о своем местонахождении (напр.: Вася Херсонский, х.140, 20.05.2001), приговорах, об уходе на этап на зону, ищут знакомых. Исписаны также и стены боксов в судах, где содержат подсудимых во время перерывов и даже стены автозаков.

Каждый порядочный арестант обязан интересоваться такими образцами настенной графики, особенно свежими, и при возвращении в хату сообщать все, что он смог запомнить.

Такой своеобразной "доской объявлений" служат обычно и стены бани и прогулочных двориков. Периодически их закрашивают, но за каждым ведь не уследишь. Часто стены в таких местах стараются сделать непригодными для письма с помощью так называемой "шубы" - грубой рельефной штукатурки. Но все равно пишут - только приходится это делать очень мелко.

Такие записи - это пассивный способ передачи данных, более или менее рассчитанный на авось. Второй способ передачи информации, уже активный - это общение, которое происходит как голосом, так и письмом. Письма в арестантской лексике именуются "малявами", "мальками" (вероятно из-за своих минимальных размеров).

Все общение можно также разделить на монологи и диалоги. Бывают и целые "чаты" - когда вопрос выносится на всю тюрьму или корпус или коридор - в зависимости от возможности, предоставляемой их устройством. Явление редкое и проводится только по особо важным вопросам, когда зачастую игнорируется вопрос опасности последующих репрессий - это обычно вопросы бунта, иных форм протеста (голодовка, массовые жалобы).

Монологи - "объявы", т.е. объявления о каких-то событиях. О назначении или избрании смотрящего и его местонахождении, о поиске, о признании (объяве) кого-то сукой, крысой, курицей, петухом, балаболом. Это часто делается, когда кого-то за тяжелый косяк "ломят" с хаты. После такой объявы на всю тюрьму его уже вряд ли примут в какую-либо хату, кроме "обиженки" или "ментовской". Такие объявы могут делаться и в виде "прогонов" - письменных сообщений, которые путешествуют из хаты в хату и зачитываются в голос. Таким же образом движутся воровские прогоны - своеобразные предписания и наставления по понятиям и их трактовке, воровской жизни. Такие прогоны пишутся коронованными законниками, подписываются ими (помню один - "Саня Север, Смоленский централ, дата") и путешествуют между зонами и тюрьмами. Подписываются и те, кто переписал - кто, когда, где. Правда, установить, кто их в действительности написал, и кто корректировал, простым смертным не представляется возможным - может и опер на досуге пографоманил...

Крики, разговоры между хатами - дело достаточно индивидуальное в зависимости от конструкции и порядков ("постановы") на тюрьме. Где-то за один звук могут сразу на карцер отправить, а где-то это дело вполне привычное. Разговаривать можно через решку или через тормоза (дверь).

Разговаривать можно и с помощью некоторых нехитрых приспособлений, которые уменьшают риск быть услышанным на коридоре. Это в первую очередь "тромбон", т.е. обычная металлическая кружка. Вы можете испытать ее действие даже дома (помнится, в детстве мы с братом так иногда слушали "концерты", которые происходили за стеной у наших соседей - не знал я тогда, что придется и во взрослой жизни "поиграться"). Кружку или чашку (последнее хуже) приставляют открытой стороной к стене, а ухо прикладывают к дну. Если повернуть инструмент наоборот и плотно приложить к губам, то можно "прокричать" даже метровую стену. Особенно легко таким образом говорить по трубам отопления - тогда можно общаться не только с соседней камерой. Тромбон прикладывают к батарее и вперед - слышимость вполне терпимая. Для выхода на связь существуют условные сигналы - несколько ударов в стену или по трубе. Общение происходит по правилам одноканальной связи - по порядку, только при передачи "трубки" говорят обычно не "Прием", а "Говори" или что-то еще.

Еще один способ - разговор через "кабуры" - отверстия в стенах или перекрытиях. Их проковыривают подручными средствами - ручками от ложек или супинаторами из подошв, металлическими полосами от шконарей. Предварительно договариваются с соседями о координатах точки (например, десять (спичечных) коробков от окна, семнадцать от пола) и движутся одновременно с двух сторон. При очередном большом шмоне их заделывают, и все начинается с начала. Благо времени хватает. Через кабуры происходит и движение грузов. Иногда кабуры бывают достаточно большими, достаточными даже чтобы пожать друг другу руки.

Также для коммуникации используются канализационные трубы. Стояк проходит сверху вниз через все этажи и к нему с двух сторон - двух соседних камер, сходятся сливы от унитазов и умывальников. Чтобы поговорить по такому "телефону" (именно так этот способ связи называется), надо удалить водную пробку из очка или унитаза. Для этого используют тряпку, которой воду вымачивают и затем выкручивают тряпку в какую-либо емкость или умывальник. Этот вид деятельности, кстати, не считается "в западло", несмотря на прямой контакт с табуированным предметом. Если в хате есть обиженный, то это поручается ему, если же нет - то не воспрещается и нормальным пацанам. Дело ведь общее. Когда воды нет, то, наклонившись почти вплотную к очку, можно спокойно вести диалог даже через несколько этажей.

"Труба" также интенсивно используется для передачи грузов. Для этого надо сначала "словиться", т.е. установить дорогу - протянуть шнур через трубу из камеры в камеру. В начале делают "ежик", представляющий собой несколько связанных обломков ручек зубных щеток или пластмассовых корпусов авторучек, которые над огнем изгибают самым причудливым образом, образуя крючки и спирали. Если надо словиться с соседней камерой, то такие ежики с привязанными к ним шнурами достаточной длины с обеих сторон бросают в очко и затем по условному сигналу - удар в стену - одновременно сливают большим количеством заранее заготовленной воды. Ежики уходят в общую трубу и под действием потока воды зацепляются и закручиваются друг за друга. Остается только аккуратно вытащить их в одну из камер и дорога готова.

Если словиться надо на разных этажах, то верхние вначале опускают "ежика" на нужную высоту, а нижние сливают воду. Затем к дороге (шнуру) привязывают плотно упакованный и запаянный в целлофан груз и переправляют по назначению. После использования оставляют контрольку - тоненький шнур, который закрепляют и оставляю до следующего раза. При необходимости к контрольке привязывают уже рабочий прочный "канатик" и гонят груз или малявы. Таким образом чаще всего связывались с карцером и смертниками - других дорог, из-за повышенного контроля, туда не было. В Калининграде основным врагом такого способа передачи была не администрация (которая никак не могла ему противостоять), а ... крысы. Они наложили свою лапу на транзит и снимали дань, нападая на грузы, моментально перегрызая канатики. Для них путешествия канализационными трубами не представляли труда и иногда они среди ночи "выныривали" в очке унитаза и могли потянуть беспечно оставленную пищу.

Самым распространенным способом связи являются внешние дороги по наружным стенам тюрьмы и между корпусами с помощью т.н. коней - самодельных канатов и канатиков, технология изготовления которых представляет собой целое искусство.

Самое сложное в этом деле - это словиться и установить дорогу. Проще всего это делать расположенным друг над другом камерам. Верхние опускают коня, нижние с помощью крючка (загнутой пластмассовой ручки на длинной палке скрученной из газеты и проклеенной хлебным клейстером, которую называют удочкой) затягивают внутрь. Чтобы словиться с соседней хатой на одном этаже, надо уже больше изобретательности. Если сквозь решетку можно просунуть руку, то тогда на конец веревки привязывают грузик и, раскручивая его, забрасывают на выставленную из соседнего окна удочку. Можно также, подвесив на удочке груз на канатике достаточной длины, начать постепенно раскачивать, пока его не поймают удочкой с окна камеры, расположенной внизу по диагонали. Затем только остается поднять коня на этаж вверх и боковая дорога установлена. Если хотя бы кто-то по вертикали установил такую боковую дорогу, то, передавая друг другу коней по вертикали, такие дороги может установить каждый этаж.

Днем оставляют контрольки - тоненькие шнуры, которые можно легко при угрозе шмона убрать. Контрольки все равно периодически отшманываются, но в тот же день изготовляются новые. Вообще слежение за дорогами, это святая обязанность правильных пацанов - братвы. Никого не интересует как - дороги должны быть установлены или быть готовыми в любой момент. Иначе камера "морозится" и исключается из "карты дорог", которую держат в голове "дорожники", а ее население попадает под подозрение. При попадании с замороженной хаты в нормальную, любому, претендующему на звание "нормального" пацана придется держать ответ, почему у них не было связи и что они сделали для ее установления.

То, что транспортируется по таким дорогам, зависит от пропускной способности решеток - размеров отверстий в них. Чтобы противостоять такому движению администрация использует несколько способов. Один из них - установка снаружи на окна металлических жалюзи ("ресничек", "баяна"), с просветом не более 2 см. Такие реснички закрывают также и обзор, придавая и без того угрюмым камерам мрачный вид.

Второй вариант - щиты (они же намордники). Они представляют собой цельнометаллические щиты, иногда с небольшим количеством маленьких, около 1 см, отверстий, превышающие по размерам окно и крепящиеся напротив окна на расстоянии 10-15 см, пропуская, таким образом, немного воздуха. В Харькове на окнах верхних этажей, которые выходят на городскую улицу, установлены щиты из оргстекла. По требованиям Совета Европы и правозащитных организаций такие устройства в большинстве постсоветских стран признаны незаконными, но насколько я знаю, никто особенно не спешит это выполнять. Такие штуковины действительно значительно ухудшают циркуляцию воздуха (при многократной переполненности камер это особенно чувствуется) и освещенность, делая содержание в СИЗО сродни круглосуточной пытке. Давят они и на психику, закрывая солнце и небо, превращая камеры в каменные мешки.

Еще одним средством борьбы с такой тюремной системой связи являются жестяные козырьки над окнами, препятствующие установке дорог по вертикали. Края козырьков делаются зазубренными, таким образом, чтобы грузы застревали и канатики перетирались.

Также для этого применяются решетки с очень мелкими ячейками ("фарш") или сетка-рабица - это, как правило, дополнительное средство к ресничкам.

Арестантский народ со своей стороны, конечно, изобрел множество противоядий этим мерам. На козырьки бросают тряпки. Реснички разгибают полосами или трубами, отломанными от шконарей, отдолбливают края стен и подоконников, чтобы расширить проход, вплоть до того, что распиливают фарш или реснички. В том же Калининграде это была обычная практика.

Между арестантами и администрацией существовала некая договоренность - если отверстие не превышает диаметра пластиковой полуторалитровой бутылки, то его вроде бы и не замечают. Меня поразил эпизод, когда на зиму вставляли оконные рамы. Сержант зашел, посмотрел - "так, где вы тут коней гоняете?" и показал плотнику-зеку - "форточку ставь с той стороны". Так он и сделал - форточка оказалась там, где была пропилена дыра в сетке-фарше и разогнуты реснички. Учитывая ужасную переполненность камер, администрация была вынуждена идти на уступки, лишь бы арестанты не жаловались и не бунтовали. Арестанты также дорожили достигнутым компромиссом и старались больше не наглеть.

Перепиливание и разгибание проходило по принципу "не пойман - не вор", т.е. если умудрились проделать дорогу, - молодцы, пользуйтесь, если попались - карцер. Периодически администрация пыталась эти ходы заваривать, но зеки с упорством муравья грызли решетки снова и снова, отстаивая свой кусочек свободы. Кусок ножовочного полотна ("акулу") можно было получить по тем же дорогам от коллег-арестантов.

Рассказывали и о других способах - самому мне их видеть не пришлось - с помощью соли. Кстати соль в больших количествах в тюрьме по этой причине до сих пор считается предметом запрещенным и дается в камеру только с разрешения оперчасти. Один из способов помогает сжать достаточно толстые полосы металла ресничек, образовав в одном месте больший проход. Для этого делается очень насыщенный раствор соли и в нем мочится полотенце. Затем плотно обвязывают им реснички. По мере высыхания полотенце стягивается и этой силы бывает достаточно, чтобы прогнуть полосы металла. При необходимости процедуру повторяют.

Еще один способ использования соли - в насыщенном растворе вымачивается тоненький прочный канатик. После высыхания кристаллы соли превращают этот канатик в неплохое гибкое ножовочное полотно - "струну", наподобие того, которым пользуются сантехники и спецназовцы. В медицине оно носит название пилы Джильи. Основа такого полотна в арестантском варианте конечно менее прочная и их надо постоянно менять, для чего их изготавливают в избытке. Оно вполне пригодно для перепиливания нетолстых прутов решетки - фарша и тем более сетки-рабицы. Если же возле места перепиливания установить свечку так, чтобы она постоянно грела металл, то такой пилой вполне можно перепилить и более толстые пруты. Для этого конечно надо немало времени, но это как раз то, что есть у арестанта в избытке. Чтобы не допустить такого, в тюрьмах каждый день или раз в несколько дней проводят "простукивание" - контроллер с деревянным молотком на длинной ручке стучит по решеткам и шконарям, по звуку определяя возможные непрочности в конструкциях.

Канатные дороги бывают короткими (с соседними камерами вдоль стен) и длинные - с соседними корпусами. Что бы установить дальнюю дорогу (обычно это делается естественно ночью), тоненькую легкую контрольку, изготовленную обычно из нитки полусинтетических носков или женских колгот (последнее - большой дефицит в тюрьме). Если используют носки, то, распуская их, аккуратно отделяют синтетическую нить (лайкра, полиэстер) от хлопчатобумажной, и сплетают по спецтехнологии шнур почти неограниченной длины.

Затем делают "ружье" - с газет сворачивается длинная трубка, которая проклеивается клейстером. Делается "пуля" - бумажная воронка по диаметру соответствующая диаметру "ружья", на конец которой крепится небольшой грузик из хлебного мякиша и конец контрольки. Затем "пуля" по принципу духового ружья силой выдоха выстреливается в нужном направлении. При небольшом расстоянии и гарантированной точности так даже иногда "застреливают" и сами малявы.

При попадании в реснички существует вероятность, что "пуля" там застрянет, но при больших расстояниях с противоположной стороны устраивают "карниз" - с двух соседних окон высовывают "удочки" и протягивают между ними канатик. Теперь достаточно попасть в промежуток между окнами выше "карниза", и "пуля" падает на него и остается ее втащить внутрь. При мне опытные арестанты "застреливали" с первого раза на расстояние до 70 метров, которое было между корпусами. Такие "ружья" делали также и с изгибом в 90 градусов - тогда ими легко можно установить связь с боковыми камерами. Вообще ружья должны быть достаточно длинными, и чтобы их удобно было прятать, их делали разборными - несколько коротких трубок - колен, которые при необходимости соединяются в длинное - прямое или изогнутое "ружье".

Для длинных дорог используются достаточно прочные канаты, которые изготавливаются в основном из свитеров. Для движения между корпусами на расстоянии 70 метров нужен соответственно канат двойной длины - 140 метров. Его прочность такова, что может спокойно выдержать вес человека. Рассказывали о случае, когда зеки, спасая дорогу, вытащили по стене на третий этаж вертухая, который попытался с земли оборвать ее, схватив и обмотав вокруг руки. А совсем незадолго до моего пребывания в Калининградской тюрьме с ее крыши с пятого этажа сбросили одного из охранников, попытавшегося зацепить дорогу кошкой. Тот разбился насмерть. Позже уже для обрывания дорог использовались кошки с заточенными внутренними краями крюков, чтобы канаты об них перерезались, и при выходе на крышу охрана теперь уже крепила себя страховочными тросами.

Обычно в тюрьме для связи используются все описанные мною способы исходя из конкретных условий. Где-то груз идет через "кабуры", где-то по "трубам", где-то по воздуху, где-то "ногами". Такая система позволяла доставить в том же Калининграде любую почту (я даже достаточно толстые книги переправлял, только твердый переплет снимал, пересылали обувь, одежду) в любую камеру тюрьмы (кроме карцера и смертников - там дороги делались по определенным дням) на протяжении самое большее 20-25 минут. Такой отлаженной системы видеть больше не довелось.

Вечер - часов после 20, начиналась самая активная деятельность. "Один четыре ноль! Один четыре ноль! Строимся!" (номера хат произносятся именно так, а не "Сто сорок" - такой способ более надежный, при плохой слышимости легче различать). Дорожники начинали движуху - строились или восстанавливались по контролькам боковые дороги, по ним с корпуса на корпус передавались концы длинных, где было надо - дороги "застреливались". Имелось несколько ключевых длинных дорог, к которым стекалась почта корпуса и затем уходила пачками на другой.

Нередко длинные дороги в процессе стройки накладывались друг на друга - тогда надо было перебрасывать их - менять местами. Конец дороги по коротким боковым дорогам пускался вокруг - например, наверх-две хаты, вправо-две хаты, вниз-три хаты, влево-две, вверх. Весь этот процесс координировался опытными дорожниками, часто с противоположного корпуса, которым было виднее, где происходит перехлест и как его обойти. В общем в течении часа все дороги, как правило, были в полной боевой готовности и работали до утра - часов 7. Ночью, в свете прожекторов, картина была весьма интересная - паутина из полутора десятков дорог между четырьмя корпусами, по которым постоянно что-то движется.

Иногда ночью охрана устраивала облавы - внезапно выбегала с кошками на крышу или во двор. Первый заметивший их кричал "Мусора!", затем этот крик подхватывали остальные и в течении меньше минуты все дороги, в первую очередь длинные, сворачивались. В одну из ключевых хат мог одновременно вломиться с шашками наголо, прорубая себе дорогу в массе тел к решкам, резерв. За секунды, что нужны для открытия двери и пробиться к окну, дорожники обычно успевали скинуть дорогу, малявы, которые остались неотправленными, уничтожить. Работа дорожника связана была, таким образом, с самопожертвованием - легко было попасть под дубинал или угодить в карцер. За такую работу они получали сигареты и чай с общака, да и арестанты обычно уделяли им что-то с передач.

В любом случае рассчитывать на надежность системы не приходится и писать следует с осторожностью. Время от времени почта таки перехватывается, менты организовывают свои хаты на дороге, читая и ксерокопируя нужные малявы (отправляя затем дальше, чтобы не возникло подозрения), вербуют дорожников, которые читают малявы необходимых адресатов. Когда кому-то необходимо было писать о чем-либо серьезном (договориться с подельником, например), то устанавливали прямую дорогу, если это было технически возможно, и общались без посредников.

Интересна система условных сигналов. Три удара в стену означало "прими коня" или "подай коня", т.е. либо прими груз, либо отпусти дорогу, чтобы мы могли отправить тебе груз. Два удара - "коня принял" (использовалось не всегда). Один удар - "забирай коня" - груз отцеплен или прикреплен, можешь тянуть. Несколько беспорядочных ударов в ответ на три удара - "расход", т.е. означает, что сейчас принять не могу - "запал" или занят. Четыре удара - "выйди на решку" - поговорить с соседями. Пять ударов - выйди на "телефон". Удары делаются размеренно, с оттяжкой. Несколько быстрых и часто больше пяти ударов - сродни крепкому мату, когда дорожники начинали пороть косяки. Чем ударов больше и их частота выше, тем возмущение сильнее. Благодарность соседям за помощь ("грев") выражалась аналогично, только удары более равномерные. С небольшими вариациями и перестановками подобная система существует во всех тюрьмах. Удары могут делаться и по трубам, только это не совсем удобно, так как звук распространяется по ним на несколько камер, и не всегда понятно, кому именно адресовано послание.

Современная эпоха добавила к этому арсеналу и мобильные телефоны, но это уже другая тема - с мобилкой любой справится, вопрос только договориться и пронести.

32

Шары, шпалы и прочие усовершенствования мужского достоинства.

Хочу рассказать вам сегодня о членовредительстве. Имеется в виду член мужской половой.
Периодически в хатах возникает ажиотаж и возбуждение. Кто-то захотел вставить себе в член шар или шпалу и начал приготовления. Обязательно эта лихорадка начинает распространяться и охватывает значительную часть населения. Зубные щетки с толстыми ручками из прозрачного пластика сразу резко повышаются в цене. Зубы теперь чистят жалкими огрызками. Народ там и тут трет об бетонный пол шары, шлифует, холит и лелеет, показывает друг другу, сравнивая и доводя до идеальных форм и поверхностей.

Вот наступает день Х. Обычно время назначается на вечер, после вечерней проверки, когда все вертухайское движение затихает. Пациенты моются, кипятится вода, готовится операционный стол, стерилизуется инструмент и сами имплантанты. И начинается мочилово... Удар, стон, кровь, облегченное "Вошел!" Смех сквозь боль. Никто не остается равнодушным, зрители шутят и прикалываются, по особо трудным случаям собираются консилиумы, всякий старается дать совет. По случаю удачных, как впрочем, и неудачных, операций заваривается крепкий чифир...

Обычно все шли с просьбой провести операцию ко мне, как к доктору. Если в хате уже началось движение, то отговаривать было бесполезно, и если тем более об этом просили друзья, приходилось соглашаться. Все равно ведь пробьют, так уж лучше я сам это сделаю как следует, твердой рукой и с необходимыми мерами асептики и антисептики. А если согласился сделать одному, то тут же пристраивается целая очередь, которая также подгоняет изготовление своих шаров к назначенному дню. Однажды, в один из вечеров пришлось пробить 8 балабасов. Как на конвеере. Удар, "Ой!", "Следующий! Ложи сюда!", снова удар, дикое мычание, "следующий!"... Но очень скоро такое развлечение мне надоело.

Расскажу технологию - может, кому захочется... Правда, я слышал, такую операцию теперь кое-где делают в частных медучреждениях. И не за маленькие деньги. Может и себе открыть такой центр, назвать его, например, "Балабас" (это одно из названий члена на фене) и заколачивать бабки?.. На пенсии, наверное, займусь. :)

Так вот. Есть несколько видов издевательств над половым членом с целью придания ему больших возбуждающих свойств. Самый распространенный - это шары. Обычно их вставляют от одного до трех под кожу вокруг головки члена. Первый как правило на верху по центру, если больше одного, то обычно это три - два других сбоку снизу с обеих сторон от основного. Три шара таким образом находятся на равном удалении друг от друга и образую кольцо вокруг шейки головки. И член получает в таком случае название "кукуруза". Либо, если два - то второй на противоположной стороне.

Встречались энтузиасты, которые никак не могли остановиться и ставили по 5 - 6 шаров - еще и вдоль ствола члена. В тюрьме испытать возможности такого початка обычно не представляется возможным, на лагере же, когда приезжают жены, реальность оказывается, как правило, не настолько привлекательной, как воображение, и многие начинают их вырезать. Впрочем, один-два все же обычно оставляют, если только их размеры не были слишком громадными.

По размерам - обычно чуть больше горошины. По форме - продолговатый, вроде мяча для регби. Такая форма нужна также и для того, чтобы в процессе заживления раны после имплантации такого шара его можно было поворачивать с тем, чтобы он не прирос к плоти. Для этого же шар должен быть также идеально отшлифован - на это уходит основная масса времени - иногда несколько дней, необходимого для изготовления шара в условиях тюремной камеры.

Делают шары обычно из толстой пластмассы (оргстекла или подобной), для чего идеально подходят как раз ручки зубных щеток. Желательно чтобы материал был прозрачным, так как в противном случае он будет просвечиваться и болт в состоянии эрекции станет похожим на разноцветную елочную игрушку. Если подходящих щеток или подобных вещей нет, то шар выливают, делая небольшое углубление в куске мыла и капая туда расплавленную пластмассу из подожженных корпусов авторучек или обычных полиэтиленовых пакетов.

Грубую обработку материала до придания ему нужных размеров и формы производят трением об бетон пола. Затем начинаю шлифовать - вначале грубая шлифовка с помощью побелки или штукатурки со стен, которую соскребают на кусочек обычно байковой ткани. Более тонкая обработка производится такой же тканью, только уже безо всяких абразивов. Последняя стадия - обычно во рту. Шар носят за щекой несколько дней, постоянно двигая языком. Если подходить к процессу ответственно, то на это уходит 3-5 дней. Хотя делали и за один, но спешить тут не надо - ведь такой важный орган можно зря подпортить.

Идеальным материалом для шара считается стекло, но это возможно уже только на зоне, да и то весьма проблематично найти такое толстое - обычно для этого используется стеклоблок. В таком случае процесс изготовления может затянуться на 3-4 недели, большая часть из которых уйдет на шлифовку, в том числе во рту. Хотя, здесь уже можно использовать станки и инструменты, имеющиеся часто на промзоне.

Кроме шаров еще используются и так называемые шпалы - продолговатые, около сантиметра в длину и 3-4 мм в диаметре цилиндры. Шпалы "укладываются" по спинке члена в количестве 3-4 штук на расстоянии около 1,5 см друг от друга - как раз как шпалы, превращая сей орган в подобие стиральной доски. Часто они комбинируются с шарами - ставится небольшой основной шар сверху возле самой головки, затем идут несколько шпал. Или шары снизу по бокам, шпалы сверху.

Для пробивания дыр в пуцаке (еще одно название члена) используют "пробой" - например, ручку от ложки, но не алюминиевой, а более прочной, изготовленной из сплава на основе алюминия. Обычно такие ложки в тюрьму не пропускают, но, тем не менее, случается. Более распространенным инструментом являются те же ручки от зубных щеток. Выбирается прямая ручка, сама щетка отпиливается (пластмасса хорошо режется тонкими канатиками), а край затачивается под углом 45 градусов. Важно, чтобы ширина пробоя была достаточной для изготовленных шаров (шпалы делают тонкими, поэтому для них подойдет любой размер).

Все это, в том числе шары, стерилизуется доступными методами - так как кипятить пластмассу обычно нельзя, ибо она теряет форму, то обычно для этого используют фурацилин, который можно получить в санчасти при наличии гнойных ран (а таких всегда достаточно) или из дому. Шары и пробой закидывают туда на несколько часов, а то и целый день. Если одним пробоем надо сделать "операцию" нескольким людям, то все-таки приходится опускать его ненадолго в кипяток между процедурами. Фурацилином же "пациент" моет свое хозяйство, либо просто горячей водой с мылом, если первого нет.

Правда, здесь надо отметить, что эти способы в основном вводил я, наблюдая, как народ подвергает себя риску гнойных осложнений и заражения через кровь гепатитом или ВИЧ. Обычно же техника безопасности имеет достаточно примитивные формы, а то и вообще обходятся без нее.

Сама операция происходит так: "пациент" снимает трусы и садится на лавку в позу наездника (на свое полотенце, дабы не законтачить лавку своим тухесом). В качестве операционного стола служит толстая книга, накрытая туалетной бумагой, которая ложится между ног на лавку и на которую выкладывается бедолашный, сжавшийся и сморщившийся от страху член. Его обладатель оттягивает кожу в нужном месте, прижимая ее к книге, сверху ставится пробой и резким ударом пробивается так, что он входит в книгу. Ударным инструментом служит металлическая кружка с пакетом сахара или соли внутри для весу, или тяжелая книга. Затем прооперированный сам вставляет себе в рану шар. Хорошо, если удар был хорошим, пробой заточенным и соответствующего размера - тогда вставить его не представляет труда. Если же размер получился недостаточным, начинается самое "интересное" - впихивание шара, которое может иногда продолжаться с перерывами всю ночь. Дыру то сделали, зря что ли страдал, надо уж еще немного помучаться.

После удара сразу начать вставлять обычно мало кому удается - были случаи потери сознания, или просто состояние близкое к шоку или ступору. Или сильное кровотечение. Иногда "пациент" так и не решается подставить свою колбасу под нож, или это происходит с второй - третьей попытки под действием насмешек и шуток других, многим стает плохо еще до начала процедуры или при виде крови других.

Но надо сказать, что большинство все-таки решается. Были также и случаи неудачных ударов, когда кожа не пробивается до конца, или не угадали размеры пробоя. Что поделаешь - издержки производства... Случаи инфекции встречались крайне редко, самое большое - небольшое загноение. Кожа в этом месте очень богата сосудами, и очень быстро заживает.

За один раз обычно вставляют один шар или шпалу. Больше - когда заживет. Но были и такие смельчаки, что сразу, за один вечер, делали две дыры.

Затем балабас бинтуют и осталось дождаться (всего ничего, пару лет...) применения приобретенных достоинств на практике. В первое время, пока рана не затянулась, надо следить, чтобы шар не выпал. Было такое, что ночью он выпадал, и на утро приходилось сунуть в уже отекшую и слегка затянувшуюся рану.

Особый кайф также подрочить через несколько дней, когда рана уже начинает заживать и приятно зудит. Удержаться почти невозможно. Да, впрочем, и зачем? Хоть так обкатать новую конструкцию, испытать новые ощущения. Петухам, правда, такие приспособления не очень нравятся - говорят, очень больно входит и таких партнеров они стараются избегать.

Еще один вид усовершенствования природы мужского детородного органа, доступный в тюрьме, это кольцо. Точнее кольцо - это приспособление, с помощью которого в уздечке делается отверстие. Из куска оргстекла выпиливается кольцо - бублик, диаметром около сантиметра или чуть меньше и толщиной около 1,5 мм. Немного шлифуется и затем аккуратно лезвием заточки раскалывается в одном месте. Получается кольцо разомкнутое, которое, растянув за ниточки, одевают на уздечку таким образом, что тонкая кожа сжимается между краями разлома. Так оставляют на несколько дней - кожа в месте смыкания кольца постепенно отмирает и дня через 3-4 прорывается. Кольцо, как серьга, повисает на уздечке. Процедура также не из приятных, но, конечно, в никакое сравнение с шарами не идет. Так оставляют еще на неделю, чтобы рана зажила, и затем кольцо разламывают и удаляют. Образуется отверстие, которое уже не затягивается - как в ушах. Затем, перед употреблением члена по назначению, в это отверстие вставляются усики, которые делают из лески или конского волоса и... вперед, к вершинам оргазма!

Вот такие страсти. Есть и другие способы - вазелин под кожу, но таких "оригиналов" я не встречал. Да и в условиях тюрьмы это трудно. "Розочка" - разрезанная на четыре части головка. Бр-р-р! Это явно только больное воображение могло придумать. Тем более без наркоза.

Вот какие муки способны вынести мужики, дабы произвести впечатление на противоположный пол. Без анестезии, примитивным инструментом, в антисанитарных условиях... А многим ведь еще сидеть и сидеть было - годы... Куда там эпиляции и выщипыванию бровей - укус комара. Так что, женщины, примите к сведению - какие неиспользованные резервы. Любофь - великая сила!

А под занавес лишь скажу, что для примеривших в уме такие усовершенствования на себя, не лишним будет вспомнить известную присказку: "Главное не размер (как и форма) руля, а умение им пользоваться".

33

Понятия воровские, людские, гадские...

У меня вопрос правильно ли я понял суть воровских понятиях ВСЕ ВОРОВСКОЕ ИДЕТ ИЗ ЛЮДСКОГО А ВСЕ ЛЮДСКОЕ ИЗ БЛАГОРОДНОГО ? И можно ли с такими понятиями жить на свободе? И вообще расскажите мне про эти понятия всё что знаете чем больше тем лучше заранее благодарен.!!!!!!!!1
Женя.

Ну, как бы воровать и грабить – это не совсем по-людски. Придумывая всяческие «благородные» пункты в понятиях, братва как бы оправдывается – мы вот тоже о чести и людском знаем. И не дает своей душе совсем зачерстветь.

Я не осуждаю – преступники в нашем мире тоже вроде как нужны. На то щука в озере, чтобы карась не дремал. Но сам к ним не отношусь.

Когда Христос говоря о том, что его предательство и распятие предопределены заранее, сказал: «Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается». И еще: «невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят»

Т.е. вроде бы и предательство, и убийство могут быть предопределены и необходимы, но все равно их свершение остается на совести их сделавших. У человека всегда есть выбор, в любой ситуации – или в сторону любви, или от нее.

Так вот, немного о понятиях. Общее значение этого слова - правила, неписанные законы, кодекс чести. Если говорить о понятиях вообще, то они разделяются на две большие категории "положительные" и "отрицательные". Как всегда это вещь относительная - с точки зрения вора или простого арестанта что-то положительно, а с точки зрения мента или суки - наоборот. Я буду говорить с точки зрения "порядочных" арестантов - в данном случае это мне как бы ближе. Так вот, с точки зрения арестанта "положительные", то есть приемлемые для него, понятия делятся еще на две категории - воровские и людские.

В противовес этим двум категориям имеются понятия "отрицательные", которые делят на ментовские (противоположность воровским) и гадские (противоположность людским).

Эти термины используются не так часто, и обычно, когда говорят "жить по понятиям", имеется в виду по воровским понятиям. К этой теме я еще буду возвращаться - очень много вопросов приходит, да и говорить можно об этом много. Для споров же академических, которые нередки в среде арестантов, настоящих и бывших, весьма полезно понимать и уметь обосновать такое разделение. По крайней мере, оно даст вам большую фору в любом словесном конфликте и может быть даже вызовет к вам уважение, как к знатоку основ арестантской и воровской жизни.

Фундамент взаимоотношений - это понятия людские. Придерживающийся их человек называется порядочным арестантом, к которым могут быть причислены и мужики, и братва. Поведение чушков (не следящих за собой, морально опустившихся), обиженных (попавшие в петухи не в качестве наказания, а по бестолковке), хоть к категории порядочных не относящихся, оценивается тоже по людским понятиям, со скидкой, конечно, на их положение.

В противовес порядочным имеется категория гадов - т.е. тех, кто сознательно пошел против людских понятий. Это крысы, курицы, беспредельщики. Есть такое выражение "спросить как с гада" - в противоположность "спросить по-братски" - т.е. за незначительный проступок, часто по слабости или незнанке, первый раз, что может ограничиться беседой (что-то вроде общественного порицания), предложением внести что-то в общак, символической пощещиной. Если человек больше косяков не порет, то вскоре он обычно возвращается к обычным отношениям. Спрос как с гада дело более серьезное. Для этого надо совершить серьезный проступок - украсть у сокамерников, стучать, спровоцировать ментов на пресс всей хаты, совершить беспредел в тюрьме (отнять, ударить) или осуждаемый поступок на воле (преступления против детей, изнасилование). Очень часто спрос как с гада заканчивается опусканием - символическим или реальным переводом в нижайшую касту опущенных. Вопрос, как вы понимаете, индивидуальный. За одни и те же действия может быть разный спрос - все зависит от человека и обстоятельств.

Тюрьма - место, где отношения и события протекают намного быстрее и интенсивнее. Поэтому, в отличие от воли, переход в гадскую категорию обычно бесповоротен. Никакими поступками вернуться обратно уже невозможно. Совершив один раз проступок против людского, человек, как правило, до конца срока, а обычно и на все последующие срока, не зависимо от того сколько, когда и где ему придется еще побывать в заключении на просторах бывшего Союза, остается гадом - презираемым существом. Если же за свой поступок он был опущен, то дороги назад нет ни при каких условиях. С одной стороны это может показаться слишком строгим наказанием - например, мыть парашу все 15 лет сроку за однажды украденную у сокамерника конфету. С другой стороны, жизнь в переполненной клетке требует намного более строгого соблюдения правил и норм людского общежития - соответственно и наказания более строгие.

Общее правило по этому поводу - спросить можно, если действиями человека нанесен вред либо лично кому-то (в том числе моральный), либо общему (хате, тюрьме). Для спроса должна быть выдвинута предъява - обвинение, и она должна быть обоснована. У человека есть право на защиту, привлечение свидетелей (очевидцев т.е., слово "свидетель" относится к оскорбительным), ему могут дать время для связи. В общем, система очень точно повторяет систему правосудия, только с другой терминологией.

Что касаемо людских понятий, то от КАЖДОГО заведомо ожидается их принятие и за отказ от них происходит наказание. Понятия воровские - это же добровольно принимаемые на себя обязательства придерживаться воровского кодекса Т.е. прямое противопоставление себя власти и обществу, в первую очередь ментам, как их представителям. Так же как и понятия ментовские - добровольно принимаемые на себя обязательства, в т.ч. кодекс чести. Это две касты воинов, вышедших на тропу войны. Причем представители и одной и другой группы могут совершать как поступки людские, так и гадские. Блатной, совершивший беспредел, поступает по-гадски, а мент, не приносящий в свою работу личной ненависти - по-людски.

Если попытаться обобщить, то людское - это стремление к взаимопомощи, взаимопониманию, сочувствию, самопожертвованию, одним словом к взаимодействию, а гадское - выставление своих личных интересов выше общественных, стремление к их удовлетворению за счет других, в ущерб другим, одним словом - противопоставление. Причина гадского поведения всегда одна - страх. Как и основа людского - любовь. А причина страха - недостаток любви в душе.

Понятия воровские - это тоже противопоставление. С той же причиной. Например, если по понятиям людским можно простить обиду, то по воровским - нет. Чтобы совсем душу свою не погубить таким мировоззрением, в воровских понятиях существует масса "благородных" пунктов, типа, не воровать у работяг и т.п. Но сути это не меняет, а лишь создает иллюзию.

(в последних двух абзацах я, вероятно, пропустил кое-какие звенья в логической цепочке и использовал некоторые термины без должного пояснения, но исправлять не буду. Как мне показалось, все обычно понимают, о чем идет речь. Или могут понять, если захотят.)

К теме понятий я еще скоро вернусь. А пока анонс.

На нашем сайте появилось пара новых книг о тюрьме.

Открылся форум тюремного врача http://forum.tyurem.net/list.php?5, который ведет Станислав, врач одного из СИЗО, автор Пенитенциарного медицинского сайта на нашем портале http://lepila.tyurem.net

Самое главное (для меня :) - опубликована моя книга "Как выжить и провести время с пользой в тюрьме". Это первая книга из планируемой серии. Пока в виде красиво оформленной и достаточно удобной электронной книги. В нее вошли некоторые материалы рассылок, часть не публиковавшихся писем и ответов на них, некоторые другие материалы. Приобрести ее можно на специально открывшемся у нас на сайте магазинчике (доставка немедленная). Цена всего 0,84 доллара - это специальное предложение для читателей моих рассылок в качестве благодарности. Через две недели я цену подниму - уж очень она смешная за 600 страниц текста.

Там же можно приобрести уголовные, уголовно-процессуальные, административные, налоговые кодексы России и Украины, литературу по криминалистике, праву, другую литературу о тюрьме и правосудии. И еще кое-какая литература, а так же возможность поиска и приобретения любых электронных книг (несколько тысяч наименований от сказок до энциклопедий). Кстати - у кого есть кодексы любые других наших стран, любые нормативные или справочные документы по нашей теме - присылайте. Создадим библиотечку.

Приобретая через наш сайт, вы поддержите весь проект "Все о жизни в тюрьме", который держится пока только на моем энтузиазме, да еще никогда мною не видимых (но живых!) Aldekein N.C. и Андрея Ананьева. В этой связи прошу еще раз не серчать за мои отлучки - приходится иногда зарабатывать деньги. Ребята на форуме предлагали создать общак :) для поддержания и развития сайта и всего проекта, но я как то слабо в это верю :( На всякий случай сделал на сайте страничку с реквизитами для оплаты, но пока желающих пожертвовать пару копеек не нашлось :( :(

34

Игры в тюрьме

Поговорим о такой интересной теме, как игры. Так как в тюрьме времени более, чем достаточно, то игры занимают немалое место в жизни арестантов. Если еще учесть, что подавляющее большинство там находящихся пребывают в тяжелом расположении духа, то игры служат для них и отвлечением, и отдушиной. Для этого есть несколько всем известных способов - разговоры, чтение, рукоделие - обычный человек не может быть счастлив сам с собой. Но игры, конечно, стоят на первом месте.
Есть два варианта игр - "без интереса" и "под интерес", т.е. первое предполагает просто проведение времени, второе - ставки на игру.

Игры - очень распространенное средство разведения лохов. Умело играя на чувствах важности и значимости, опытный кидала долго подводит жертву к игре, зачастую часто ему проигрывая, расточая похвалы или подкалывая, заставляет его потерять бдительность и поставить на игру все, что у него есть и даже больше и затем наносит решающий удар.

Если человеку нечем рассчитаться, он может превратиться в раба - "коня", может отработать жопой, навсегда уйдя в касту петухов, может быть поставлен перед необходимостью выполнения любой задачи, вплоть до убийства. Карточный долг - долг чести, и отказавшийся от его уплаты может быть безнаказанно убит или покалечен, изнасилован.

В тюрьмах и зонах с преобладанием человеческих понятий смотрящими обычно установлена верхняя шкала ставок. Для тюрем это обычно около 200 долларов, для зон - 1-2 тысячи. Такие меры принимаются обычно по негласному соглашению оперов и воров, первые из которых решают таким образом свои проблемы чужими руками.

Очень также распространенный способ на заказ наказать или просто кинуть человека - шпилевой опускает жертву на определенную сумму, даже небольшую, но достаточную, чтобы тот попросил помощь из-вне. Обычно для уплаты дается реальный срок, за который родные или друзья могли бы подвести нужную сумму - все "по понятиям". Но тут уже начинают работать опера - либо письма не доходят, либо почему-то кто не может получить пропуск из-за какого-то пустяка, либо деньги отшманываются... Срок оплаты проходит - и человек в маргарине. Долг сразу возрастает в несколько раз, или начинается "законная" физическая расправа, или опер вербует себе нового агента, обещая помощь...

Часто действует понятийное правило - нельзя шпилить (играть под интерес) с человеком, который пробыл на лагере меньше 1 года. В тюрьме (СИЗО) - когда-то был срок три месяца, но теперь он обычно не соблюдается. Игра под интерес, кроме прочих нюансов, экономически выгодна элите - шпилевые (игроки под интерес) платят в общак обычно не менее четверти выигрыша.

Есть еще масса вариантов, рассчитанных на лоха, на не успевшего освоиться в тюрьме человека. Самое распространенное из них - новичку предлагают сыграть во что-либо. Когда он проигрывает, ему объявляют, что игра шла, например, на 100 долларов. Он говорит, что он не играл ни на что, на что слышит - "А я играл под интерес - ничего не знаю" - обращается к хате - "Кто-нибудь слышал, что он садился играть без интереса?". Никто, конечно же, не слышал...

Либо - "На что играем?" - "Ни на что". Проигрыш - "Плати 200 баксов". "Мы ж играли ни на что..." - "А для меня 200 баксов - это ничто". Несмотря на кажущуюся комичность, все очень серьезно. Если и удастся уйти от платы, то часто с серьезно пострадавшей репутацией.

Еще вариант - "играем просто так". В конце - "А ты знаешь, что в тюрьме "просто" это жопа. Ты проиграл свое очко".

Поэтому, если садитесь играть, в любом случае надо объявлять - "Играем без интереса". Это универсальная формула - и услышать согласие партнера. И совет - не садиться играть под интерес вообще, но если вы таки без этого не можете, то по крайней мере в первые недели нахождения в камере.

Есть еще вариант - "спортивный интерес". Играют на приседания, отжимания. Часто получается, что проигравший не может выполнить - например, несколько сотен отжиманий за два часа, и тогда ему объявляют "замену" проигрыша на что-то материальное - деньги, продукты. Такой вариант часто считается беспредельным, но среди молодняка работает.

Игры, где легче всего работать шулеру - карты, все игры с костями. Карты в тюрьмах запрещены, и игра в них строго наказывается. Но, как вы понимаете, это мало кого останавливает. Вероятно, запрет на карты введен исходя из большой возможности применения шулерских приемов, для невозможности обмена опытом, а может это и просто старый идеологический глюк.

Карты обычно делают вручную. Кстати, очень красивые получаются стосы (колоды), сделанные по всей технологии. Клеятся из газет хлебным клейстером, долго ровняются и шлифуются, наносятся рисунки (заодно и тайные метки) - таким образом на одну колоду может уйти до 3-х дней работы.

Кстати, в карточные игры можно вполне играть костяшками домино - например, в покер, что и частенько делают.

Если вы не профессионал-кидала, никогда не садитесь играть в карты в тюрьме на интерес. А без интереса там в карты не играют - нет смысла рисковать. И не профессионал никогда не станет рисковать держать у себя карты - поэтому, если вам предложили сыграть, можете быть уверены, что вы под прицелом.

К разрешенным относятся все остальные настольные игры - шахматы, шашки, домино, нарды (шышбеш), кости (зары, зарики), как и морской бой :) Но, конечно, все они с не меньшим успехом могут быть использованы для игры под интерес.

Самая честная в этом отношении игра - шахматы и шашки, где сложно что-либо подстроить. Игры, где участвуют три или четыре человека - например, домино, уже более опасны, так как имеется возможность общаться тайными знаками и влиять на исход игры.

Сразу еще один совет - если кто-то играет, ни в коем случае нельзя не то, чтобы подсказывать, а даже обсуждать партию рядом с играющими. Если тем более игра идет под интерес - проигравший всегда может потребовать, чтобы расплатился подсказчик, не важно какой стороне он подсказывал или просто обронил слово.

Игры с костями, среди которых самыми популярными являются нарды (шышбеш), относятся к достаточно опасным в плане шулерства. Во первых, существует несколько нехитрых приемов подхвата фишек, а во вторых, самое главное, специалист с огромной долей вероятности может выкинуть нужное ему число. Для уменьшения такой вероятности используют либо стаканчик, в котором "трясут" кости, либо специальные способы бросания камней - например, из-под стола, или с ударом о преграду. Хоть это и работает, но не всегда надежно.

В большинстве своем все же в тюрьме играют ради того, чтобы убить время. И самой популярной игрой являются именно нарды. В них можно играть день напролет, до полного отупения, переходя на полный автоматизм, получая при этом все же немало удовольствия.

При кажущейся простоте это очень интересная и поучительная игра. Как-то поняв, что играть без толку, только для убивания времени и отвлечения от боли, мне не нравится, я нашел в нардах неисчерпаемый кладезь для внутренней практики. Шахматы и шашки - игры чисто интеллектуальные. Здесь кто умнее и имеет больше опыта, тот и выиграл. Можно тренироваться, анализировать, расти, но цель? Если ты выиграл - то только благодаря самому себе, тому, что ты умный, что ты лучший...

Чисто вероятностные игры - покер с помощью игральных костей, например, лишен почти начисто интеллектуальной составляющей, и все зависит от случая - тоже мало интереса.

В нардах же эти две составляющие гармонично слиты - ты должен сделать все, что можешь - лучший ход, просчитать комбинации, причем очень быстро, на уровни интуиции, и затем отдаться на волю судьбы - как лягут камни. Очень хорошая модель для нашей жизни: "делай, что должен, и будь, что будет"

С тех пор, как я стал относиться к игре именно таким образом, стал получать массу удовольствия и пользы. В общем, эти две составляющие есть в любой другой игре, но в нардах они очень хорошо сбалансированы. Из подобных игр я бы еще отметил преферанс, но в тюрьме он просто не доступен.

Чтобы достичь мастерства в нардах, надо научиться как раз двум таким составляющим - действовать наилучшим для данной ситуации способом и одновременно быть покорным судьбе. Различать то, что может быть (и должно быть) изменено и то, что изменить нельзя. Жить полнокровно и одновременно быть смиренным. Не впадать в отчаянье при "незаслуженных" жизненных трудностях, не присваивать только себе результаты победы, принимать свою судьбу, уметь проигрывать в выигрышных ситуациях... очень многому можно научиться при таком подходе. Появляется возможность в такой игровой модели мира видеть себя и свои реакции на ситуации, свои слабые стороны - свое раздражение, злость, отчаянье, гордыню... А увидеть - это уже половина пути к освобождению от них.

Так что учиться жить, учиться любить можно всегда и во всем - было бы желание...

Живя таким вот образом я и пришел теперь к созданию реальных и виртуальных проектов, в которых делюсь своими знаниями, пониманием, помогаю другим обрести свободу от страхов и прочих разрушающих эмоций и подсказать направление жизни, о чем мой Бойцовский Клуб и Интенсивный Курс Подготовки к Свободе и моя книга

35

Здоровье в заключении

Говорят, что человек ко всему привыкает. По научному это называется адаптацией. Тюрьма по сути - это стресс. Очень сильный и продолжительный. Стресс причем не только психического (душевного) плана, но и физического (телесного).

Возможно два варианта воздействия стресса на человека - он либо убивает, либо делает сильнее. Одних ломает, других закаляет. Т.е. либо действует деструктивно, приводя к болезням души и тела, либо конструктивно, заставляя перестраиваться организм на работу в более оптимальном режиме, "закаляет". Это свойство человека. И выбор этих вариантов зависит от самого человека, его взгляда на мир. Поэтому, если считать этот текст попыткой помочь кому-то, то я склонен был бы уделить главное внимание именно тому, что определяет, какой вариант будет человеком избран в состоянии стресса, т.е. помощи стратегической. Если будет решена эта задача, и дух человека будет спокоен, то остальные - например, как лечить то или иное заболевание, окажутся второстепенными. Но, тем не менее, поговорим вначале об этом.

Несколько слов об этапах адаптации организма к жизни в заключении.
Первый этап - удар - боль острая - первые дни, недели. Сродни шоку.
Второй этап - боль тупая - месяцы.
Перелом, кризис - и третий этап перестройка тела и психики в сторону либо компенсации, более или менее комфортного существования или декомпенсации - болезни.

Вначале организм сопротивляется, затем начинает перестраиваться. Вопрос только в какую сторону. Основные травмирующие факторы, кроме, конечно, самой причины заключения, нарушения всех планов и привычного образа жизни, это ограничение свободы, общения, замкнутый ограниченный коллектив со своими правилами, непривычное, неполноценное и часто скудное питание, антисанитарные условия.

Этап первый - обычно первые 3-4 месяца. Трудно, тяжело, но организм компенсирует это старыми запасами энергии, витаминов. Второй - 3-9 месяцев - обычно болезни - обострение старых, появление новых. Часто это гнойные заболевания. Снижение иммунитета, исчерпывание резервов, истощение.

Перелом - переход на новые принципы функционирования. Излечение от болезней, выравнивание душевного равновесия, нормальный вес. В тюрьме существует шутка, что если попал туда, то раньше года выходить не следует - ничего не поймешь. В этом плане она имеет смысл. Не пройдя кризис, не получить пользы. А благополучный переход периода первой ломки делает организм намного более выносливым, менее требовательным. Т.е. делает сильнее. И польза именно в этом.

В таком, в общем стабильном положении, человек может находиться много лет. Затем история может повториться - снова наступит стадия декомпенсации, болезней. И снова есть шанс новой перестройки. Это уже более растянутые сроки - около 4-7 лет пребывания в заключении. Он же обычно наступает и перед освобождением - ожидание очень мучительно, и любая неопределенность легко выбивает из колеи.

Я не проводил статистических исследований, это все субъективные наблюдения и свой опыт 3-х лет.

Описанная картина справедлива в том случае, если в какой-то момент человек не сдался, не пошел вразнос. А происходит это обычно как раз в эти периоды кризиса. Проявиться это впоследствии тяжелыми заболеваниями, психической неустойчивостью и неадекватностью.

Начнем с того, чем можно помочь себе при разных проявлениях заболеваний подручными средствами. Несколько простых рецептов, полезных не только в тюрьме.

Гнойники, нарывы. Главное - сделать отток гноя. Для этого нужен так называемый гипертонический раствор, который тянет на себя менее концентрированную жидкость, скапливающуюся в полости. На воле для этого используют всяческие мази, типа ихтиоловой. Ну а в заключении ее вполне может заменить сахарный сироп (ложечек 3-5 на треть стакана воды), или соль (около 2-3 ложечек), или сода (аналогично). Делается такой раствор, обильно смачивается им бинт, марля или простая х/б ткань, накладывается на гнойник, фиксируется повязкой. Менять 2-3 раза в день. С этой же целью может быть использована печеная луковица, тщательно пережеванный мякиш черного хлеба. Густо разведенное хозяйственной мыло - в нем много соды (обычное наше коричневое хозяйственное мыло). Эти вещества просто накладываются на гнойник и фиксируются. Особо хорошо работает с различными фурункулами, панарициями (нарывами под ногтем или около), т.е. когда гной внутри.

Дополнительно не лишним будет выдавить гной пальцами. Все это работает, если есть канал для оттока гноя. Если его нет, то можно ждать, пока он появится или сделать его самому. Можно надавливанием (не самый лучший способ), можно иголкой, лезвием. Обычно к моменту созревания гнойника уже не особенно больно и можно сделать самому или же попросить кого-то.

Если это типа стрептодермии, т.е. открытая гнойная поверхность, то здесь такие способы мало помогут. Нужно промывать антисептиком - фурацилин, например. Из подручных средств - то же хозяйственное мыло. По возможности выставлять под прямые солнечные лучи. Держать по возможности открытым, не бинтовать.

Простуда, насморк. В самом начале промывать нос слабеньким солевым раствором или даже просто чистой водой. Поочередно закрывать одну ноздрю, а другой тихонечко втягивать воду из чашки или блюдца так, чтобы она проходила через нос и стекала в глотку. Вначале процедура очень неприятная, но зато очень эффективная. Повторять каждые 1-2 часа. Ни в коем случае не применять антибиотики - это можно делать обычно только на 4-5 день, если не спадает температура. Также можно лечить гайморит - соли и (или) соды надо больше - около четверти ложечки на полстакана теплой воды.

Ангина. Полоскать горло крепким раствором соли и (или) соды.

Запор. Смесь полстакана кипяченой воды и полстакана сырой, выпить теплым. Более стратегический способ - пить по глотку воды каждые полчаса на протяжении нескольких дней, недель.

Понос. Крепкий чай.

Бессонница. Слабый чай - чайная ложка на литр воды. Пить на ночь, неплохо сладким (если сахар есть :)).

Коньюктивит (воспаление глаз), травма глаз. Промывать свежезаваренным чаем - опускать глаз в блюдечко и моргать.

Разного рода гастриты, колиты, холециститы - как правило, такие болезни зеков не беспокоят, даже кого беспокоили по воле. Регулярное питание, отсутствие пищи жирной, жареной, острой, пряной, да и просто ее небольшое количество - прямо санаторий для болезней ЖКТ. Да и как показал опыт еще фашистских и советских лагерей, люди там переставали болеть, особенно такими болезнями. Скорее умирали, чем болели. Немаловажным фактором есть и то, что на полноценную врачебную помощь рассчитывать не приходится, и это стимулирует собственные защитные силы.

Туберкулез - одно из самых страшных заболеваний тюрьмы. Масштабы катастрофические. Существуют специальные тубзоны, куда свозят больных. Несмотря на несколько усиленное лечение и питание, мрут пачками - те, кому удавалось оттуда вернуться, рассказывали жуткие вещи. В тюрьмах больных туберкулезом держат отдельно. Сами условия современных тюрем как нельзя лучше способствуют распространению этого заболевания - сырость, темнота, грязь, отсутствие вентиляции, перенаселение камер, плохое питание. Туберкулез поражает чаще всего молодых - после 35 вероятность заболеть небольшая. А в 20-25 - в самый раз. Из профилактики - полноценное питание, витамины, прогулки, сансостояние камер и бараков, отказ от курения. Помогает обычно мало. Как мне показалось, возникает в первую очередь у несмирившихся со своим положением.

ВИЧ - его в тюрьме подхватить достаточно сложно, только разве при анальном сексе. Через общую посуду, полотенца, прикосновения не передается. Вероятность есть через станки для бритья. Через кровососущих насекомых (клопы, вши, комары), насколько мне известно, тоже не передается. Лечить не надо - само пройдет. После смерти.

Чесотка. Встречается часто. Передается при прикосновении, общие полотенца, постель. Часто через стиранное в общей тюремной прачке белье, поэтому зеки, несмотря на все неудобства, стараются стирать свое белье сами. Ничем, кроме специальных мазей (серная, напр.) не лечится, так что при появлении симптомов (зуд и характерные точки на руках, животе, половом члене) надо срочно искать мазь, обращаться в санчасть. Больных надо изолировать. При массированном поражении возможна стрептодермия - нужны антибиотики, антисептики.

Что касаемо профилактики, то я бы назвал главным психологическое состояние. Не сдаваться. Жизнь еще не закончилась. Питание, санитарное состояние, гигиена на втором месте, не буду на этом останавливаться, вещи всем понятные. Неплохо будет вспомнить одно из определений мудрости - умение различать то, что может быть изменено и то, что изменено быть не может. И действовать соответственно этому - проявить смирение в одних вопросах и настойчивость в других.

Например, на ход дела вы активно влиять не можете. В крайнем случае, вам надо написать какую-то жалобу или другую бумагу. Приняли решение, написали, забыли. Многие доводят себя до психического и затем физического истощения бессмысленным многократным обдумыванием, волнением, обидами на подельников, на судьбу, на друзей, ментов, правительство. Это вещи, которые, находясь в камере изменить нельзя. Но которые могут "изменить" вас - вплоть до довести до смерти или помешательства. Беспокойство за семью - как правило, тоже ничего сделать нельзя. Разве что ограничить себя в каких-то дорогих деликатесах, которые вам передают родные и обходиться только самым необходимым. Часто приходилось наблюдать, когда семья на последние копейки покупает сидельцу сигареты, а тот не может себе отказать в этом.

То, на что вы можете однозначно влиять - ваше здоровье. Регулярные прогулки, физзарядка. Минимум упражнений можно делать и в камере, хоть есть камеры, где в принципе это делать невозможно из-за перенаселения, недостатка воздуха, но это уже относится к факторам, которые изменить трудно. В лагере с этим проблем нет - надо только делать. Обливаться водой - можно и в камере и, тем более, в лагере. Бросить курить. Не злоупотреблять чифирем, хоть его умеренное потребление вполне может какое-то время быть полезным, поддерживать организм витаминами и стимуляторами. Задуматься о прожитой жизни, своих целях, планах, идеалах, ошибках, глупом поведении. Пообщаться с умными людьми. Обустроить свой быт, чему-то научиться. Задуматься о помощи семье хотя бы в том плане, чтобы меньше с них тянуть. В лагере было бы неплохо подзаработать деньжат (кому понятия позволяют), но в наше время это почти невозможно. Хотя у некоторых получается. В любом случае заняться чем-то для себя интересным, не впадать в апатию, не считать дни. Жизнь продолжается и другой не будет.

А обретение пользы от пребывания в заключении возможно только при наличии целостного мировоззрения, когда мир не делится на два полюса, два цвета, когда человек умеет, может и видит смысл извлечения пользы из лишений, боли, страданий. Тюрьма в этом плане идеальное место - есть и лишения, и страдания, и время для обдумывания, чтения, общения. В общем, я об этом много говорю, в том числе в проекте Интенсивный Курс Подготовки к Свободе, так что на сегодня достаточно.

Из объявлений - один из российских ТВ каналов обратился за помощью - хотят снять передачу о любви и тюрьме. Если у кого есть что рассказать - судьбоносные встречи, отношения, красной нитью которых прошла тюрьма, и он (желательно оба) готов сделать это перед камерой, напишите мне, желательно не откладывая.

***

Еще - появился журнал для и о заключенных, готовится первый номер, называется "Орел или решка". Предназначен для тех, кто сидит, сидел или собирается, для их родных, да и всех интересующихся темой. Будет интересен наверное и судьям, адвокатам, прокурорам, следователям. В основном познавательно-развлекательный, но и юридически полезный - злободневные темы любого арестанта и его семьи - УДО, амнистии, помилования, замены режимов, жалобы, обжалования приговоров, условия содержания, новости в законодательстве и т.п. Пригласили писать для него и меня. Один из организаторов - Григорий Пасько, известный российский журналист. Подписаться на него можно сейчас - подписной индекс по каталогу Роспечати с июля 2006 года - 18070. Сделать это можно также для тех, кто сидит - будет неплохой подарок. Распространяться пока будет только по подписке.

Были вопросы о возможности материально поддержать проект "Всё о жизни в тюрьме" для тех, у кого трудности с электронными деньгами. Сейчас на сайте на специальной страничке, кроме счетов яндекс-денег и вебмани, размещена форма RUpay для приема денег более чем 20 способами - вводите сумму, выбираете способ оплаты. Банковский перевод и оплата наличными с любой страны мира (есть все координаты где и как это можно сделать), почти с любой интернет-валюты мира (E-gold, WM, PayCash, MoneyBookers, Fethard...), по странам СНГ - почтовые переводы, любое отделение Сбербанка и любые другие банки, оплата наличными в больших городах.
Рекомендую для тех, у кого еще нет интернет-денег, а также тем, кто нуждается в удобной форме приема денег для своего сайта.

36

Шмон

Еще одна тема, преследующая арестанта с первого до последнего часа пребывания в заключении это шмон. С него начинается жизнь в тюрьме, и им заканчивается. Первый и последний обыски обычно одни из самых тщательных, с полным раздеванием, перебором всех вещей, швов и закутков нехитрого арестантского имущества.
Со шмоном арестант стыкается как минимум каждый день, а то и по не несколько раз в день. Бывают дни, когда этого "счастья" не происходит, но это скорее всего случается из-за лени и пофигизма надсмотрщиков, по крайней мере в СИЗО. На зоне могут быть дни без обысков, но это обычно в выходные, или если человек не ходит на работу. На тюрьме же это обязательный элемент дневного распорядка.

Обычно это один из самых травмирующих факторов для психики заключенных, унижающий, постоянно напоминающий о бесправном положении, сужающий размеры своей территории до ее полного отсутствия.

В КПЗ шмонают при приеме, отбирая все, вплоть до шнурков, часто при каждом выходе из камеры - в туалет, к следователю. Шмонают затем перед транспортировкой в СИЗО.

В СИЗО самый тщательный досмотр при приеме. Раздевание догола, приседание, ищут также в волосах и во рту. Все вещи, одежда проходит через руки шмонщика, который просматривает и прощупывает каждый сантиметр одежды, особенно швы и складки. Все, что может содержать в себе что-либо, вскрывается - сигареты, ручки, обложки.

Затем ежедневные шмоны при выходе на прогулку и возвращении в камеру. В Смоленске, помнится, всех даже проводили через металодетекторную арку, такую же как в аэропортах. Обычно этот шмон легкий - на предмет наличия больших предметов. Часто, если никто не видит, выводной проводит его формально, похлопывая всех по карманам, подмышкам. Либо более тщательно - начиная с рукавов, бока, живот, спина, пояс, ноги, пах - стандартная последовательность движений, которую многие видели в фильмах. На всю процедуру 2-3 секунды.

Пока арестанты на прогулке, в камере тоже часто проводится шмон. Он может быть неформальный, чаще всего, или же по правилам - оставляют одного человека из камеры, который следит, чтобы шмонщики ничего не потянули и ничего не подкинули. Не раз бывало, что после шмонов исчезала колбаса или какие другие деликатесы :), реже красивые четки, журналы, книги. Часто, кстати, под видом такого "понятого" оставляют курицу, который имеет возможность, пока все гуляют, слить информацию оперу. Обычно выводной оставляет последнего, кто выходит из камеры - и курица долго собирается, шнурует ботинки, одевается-переодевается с тем, чтобы оказаться последним.

Такой порядок обычно в тюрьмах с поставленным режимом, где на прогулку выгоняют всех - там либо идет вся камера, либо никто. При большой переполненности или большей "демократичности" гулять ходят только те, кто хочет. Но при проведении шмонов гулять выгоняют всех - выводной так и говорит - "Гуляют все!", обычно с той же интонацией, что и "танцуют все!".

Шмонают при выходе к следователю и, особенно, к адвокату. Туда - на предмет наличия маляв - писем, записок, обратно - на предмет любого "запрета", который может передать адвокат. Редко, но бывает.

Шмонают при выходе в баню и после нее.

Бывают шмоны с пристрастием плановые (раз в месяц, в 2-3 недели) и внеплановые. О продвижении планового шмона по коридору арестанты сообщают из камеры в камеру перестукиванием - днем особо не покричишь. Вся хата приходит в движение - прячут заточки, лезвия, иголки. При таких шмонах всех выводят на коридор, обыскивают. В это же время шмонают личные вещи в хате. Периодически шмоны проходят с особым рвением, часто с использованием театра "маски-шоу", собак и дубинок. Все ломается, бросается на пол, переворачивается. После таких заездов приходится затем долго восстанавливать уют в хате, плести канатики, делать занавесочки, точить заточки. Частенько это делается в виде наказания за, например, жалобу на администрацию. Обычно старший при шмоне даже легонько намекает на то, откуда и за что пришло на голову арестантов это стихийное бедствие.

Шмонают при выходе из СИЗО - на суд, следственные действия. Особо шмонают затем при возвращении. Но тем не менее, однажды один сокамерник умудрился пронести (а перед этим, будучи в наручниках, отвинтить!) зеркало от милицейского УАЗа, на котором его возили. Вообще, любая железка, проволочка, проводок в камере на вес золота, поэтому каждый порядочный арестант считает своим долгом где-то по ходу чего-то оторвать, отвинтить, вытащить гвоздик. Украсть ручку или еще чего-нибудь со стола у следователя и затем пронести это через шмоны - это приносит массу удовольствия и незабываемых впечатлений.

Особо шмонают также при выезде на этапы. Шмонают тюремщики, и, нередко, затем еще и конвоиры. Шмоны могут устроить прямо в поезде, выдергивая по одному из купе, и затем, прошмонаного, закидывая в другое, "чистое".

Шмонают при приезде на зону. Тоже тщательно.

На зоне шмонают при каждом выходе из локалки, например в санчасть, при выходе на работу и при возвращении. Шмонают пару раз в неделю бараки, периодически, как и в тюрьме, устраивают супершмоны, с выносом всех вещей, матрасов на улицу и уничтожением всего, что "не положено".

Прошмонать могут и в любой момент если рожа показалась подозрительной.

На вахте довелось видеть несколько учебных плакатов - как и где спецконтингент может ныкать запрет - очень познавательно. А прятать спецконтингент умеет - это в общем постоянная забота арестанта, доходящая в своей изобретательности до мастерства.

При выходе на волю тоже шмонают, обычно тоже очень тщательно.

Конечно, найти можно все, так как прятать особо зеку некуда - все зависит только от тщательности и степени проводимого досмотра. Самим шмонщикам это приносит мало радости и при малейшей возможности они спешат закончить все побыстрее. Все места где можно что-то спрятать, в общем, всем известны - приклеить заточку под столом или лавкой, например, выкинуть на ниточке за окно или утопить на канатике в очке, втиснуть в щель в полу, в матрас, подушку. Иголку, лезвие можно положить в рот, иголку можно вогнать и под кожу - бывало и такое. Спрятать в волосах. Самые экстремальные способы, применяемые обычно при выезде из СИЗО - это проглотить запрет (малявы, золото, наркотик), при необходимости герметично упаковав. Главное в это время не жрать много или вообще не жрать, пока не придет время для извлечения. Еще вариант - за ниточку привязать к зубу и проглотить. Рот смотрят редко - только особо дотошные либо при особом подозрении.

Торпеда - так называется любой запрет для затаривания в прямую кишку. Достаточно распространенный способ, почему и при тщательных шмонах заставляют глубоко приседать - не очень крупная торпеда может при этом выпасть. Таким образом прячут чаще всего деньги, сворачивая их в трубочку и, по возможности, герметично запаивая в целлофан, наркотики. От этого происходит выражение "затасовать на торпеду". "Затасуй это себе на торпеду" - засунь себе это в жопу.

Так и проходит жизнь в тюрьме - одни постоянно что-то прячут, другие ищут. И всем есть чем заняться.

37

Не верь, не бойся, не проси

Ко мне регулярно приходят письма с просьбой дать советы как вести себя при попадании в тюрьму, какие вопросы могут быть заданы, что на них отвечать.
Я уже писал не раз об этом, но сделаю это еще раз.

Учить понятия, приколы, вопросы и ответы на них, и всякое другое можно. Но это бесполезно. Все зависит от вашей личной силы и ни от чего больше.

Все знают, что в камерах, на зонах масса стукачей. Но 4 из 5 арестантов все равно выбалтывают то, что хотят от них услышать через эти уши. Они слабы, они не могут без общения, без того, чтобы кому-то довериться, без того, чтобы произвести впечатление. Поэтому, например, совет: "Не болтайте в камере о себе и своих делах" по сути бесполезен - большинство все равно будут болтать. Это то же, что и советы по бросанию курить, пить или похудению - их есть тыщи, но не помогают они никому. Не в том плане, что никому не удается бросить курить или пить или поправляться, а в том, что те, кто это сделал, ничьих советов не слушали. А слушали себя. И наоборот.

Тот, кто ищет чьи-то советы, не верит себе.

Но, тем не менее, напишу свои советы и я :).

Я бы выделил основные из них:

1. никогда не оправдываться
2. никогда не жаловаться
3. никогда не хвастаться
4. никогда не обсуждать других
5. никогда не просить без крайней нужды
6. никогда не врать самому себе

По поводу первых пяти - попытайтесь хотя бы неделю делать это в своей обычной обстановке - на работе, дома, с друзьями. Проведите тренировку. Не верьте на слово и не отбрасывайте. И вам, надеюсь, станет ясно. В том числе и то, насколько это трудно.

Не врать самому себе - это, пожалуй, самое сложное. И так же потому, что это сложнее всего заметить.

И основной совет - всегда оставаться самим собой. Не подстраиваться под толпу, под лидера, под чьи-либо правила и понятия. Не стесняться признавать "Да, я такой". Жить своей жизнью, следовать своим целям. Для этого, правда, их надо иметь, но это уже другой вопрос. :))

38

Татуировки

Ко мне постоянно приходят письма с просьбой оценить "опасность" той или иной татуировки, которую человек собрался наносить, с точки зрения необходимости ее возможного обоснования перед знающими людьми. Эта статья и будет посвящена этому вопросу.
В сети немало ресурсов тиражируют одни и те же источники с описанием самых распространенных татуировок блатного и арестантского мира. Но на сегодня все это скорее имеет исторический интерес. Время, когда татуировки в среде блатных и арестантов были живым языком, сейчас практически прошло. Как и во всем в эпоху поп-культуры, преобладает профанация и примитивизм. Но, пускай и в примитивном виде, кое-какая традиция сохраняется и не зная ее, вполне можно "попасть в маргарин".

Хотя сейчас действует понятие "за наколку (партачку) спросу нет", всё же следует быть осторожным с некоторыми символами, а особенно с теми, которые трактуются весьма однозначно. Во-первых, легко быть отнесенным к "фраерам приблатненным", т.е. к "лохам, косящим под правильных пацанов", во-вторых, попасть под пресс работников милиции.

К таким изображениям относится, например, символ, состоящий из пяти точек - который вы можете увидеть теперь также в адресной строке при наборе нашего сайта - это самая распространенная в арестантских кругах татуировка, обозначающая то, что человек провел часть жизни в заключении.

Толкуют ее по-разному - самое распространенное "один в четырех стенах" ("четыре вышки и зека", "один среди друзей"). Наносят обычно на кисть, между большим и указательным пальцем, или в виде перстня, хотя бывают и другие варианты. Нанести ее имеет право каждый, кто хотя бы несколько дней провел в СИЗО (КПЗ, ИВС не в счет) - будь то блатной или петух.

К таким же категорическим, т.е. однозначно толкуемым, относятся т.н. "воровские звезды" - восьмиконечная звезда, наносимая обычно под ключицы или (и) на колени. Внутри ее могут быть еще какие-то дополнительные изображения - свастика, оскал, молнии, крест, имеющие свои значения, но основное ее трактование - однозначное и бесповоротное отношение к блатному миру, причем к его элите. Ее наносят разного рода авторитеты, злостные "отрицаловы", воры в законе.

Такие звезды на коленях означают также - "не встану (ни перед кем) на колени". Нарисовавший такую звезду у себя должен поведением подтвердить право на ее ношение. Если вы попадете с такой картинкой к представителям "красных", то почти наверняка будете испытаны на крепость. Впрочем, "черные" поступят так же.

К таким же - не рекомендуемым к самовольному нанесению - относятся церкви, которые в арестантском мире тоже символизируют прохождение через тюремные коридоры. Количество куполов обычно соответствует количеству лет отсидки. При неоднократных ходках к первоначально нарисованной церкви "достраиваются" пристройки с новыми куполами (если есть место), либо рисуются новые.

Сюда же следует отнести и "перстни" - татуировки на фалангах пальцев. Их количество и фасон очень разнообразны, образуя целую систему тайных знаков. По перстням можно было определить масть (блатные, мужики, петухи), воровскую профессию, нрав, биографию.

Еще "эполеты" - обычно это знаки доблести, что-то вроде орденов и медалей. Колют их при прохождении всяческих лишений, в первую очередь по идейным соображениям - т.н. "крытки" (тюремное содержание - самый строгий режим используемый в качестве наказания), БУРа (старое арестантское название от Барак Усиленного Режима, теперешнее ПКТ - помещение крытого типа), ШИЗО (Штрафной Изолятор), участия в бунтах.

К нерекомендуемым я бы еще отнес различные аббревиатуры типа БОСС - "был осужден советским судом; был осужден Советским Союзом", КОТ - "коренной обитатель тюрьмы", БАРС - "бей актив, режь сук", ЛОРД - "легавым отомстят родные дети", ЗЛО - "за все лягавым отомщу" и т.п. За такие надписи надо отвечать, хотя каждый волен трактовать свою аббревиатуру как ему угодно и создать свою. Здесь можете найти достаточно большой список часто встречающихся сокращений.

Любят очень у нас также татуировки в виде крылатых фраз, особенно ценятся почему-то латынь и немецкий. Будьте внимательны - тексты очень часто просто тупо копируются людьми, которые и русские буквы с трудом узнают и посему их часто не переписывают, а перерисовывают. В результате приходилось видеть наколотым такое, что ни один полиглот не расшифрует - по 2-3 ошибки в каждом слове. Более того - правильно написанных фраз почти и не приходилось видеть. Да и в сети, когда решил посмотреть что пишут на эту тему, увидел такое, что диву даешься. Примером может служить файл, на который я даю ссылку как на некий каталог наколок. Не вздумайте только брать оттуда иностранные изречения - засмеют. На этой страничке я разместил немного проверенных фраз.

К символам воровского мира еще можно отнести черного кота - отличительный знак вора (точнее крадуна - живущего воровством, не путать с вором - авторитетом), часто квартирного вора. Трактуется также и как аббревиатура КОТ.

Паук - карманник (но - паутина, в т.ч. с пауком, обычно является символом наркоманов).

"Оскал" - пасть волка, тигра или иной большой кошки с оскаленными зубами - хоть и очень часто встречается у арестантов и обозначает обычно "оскал на власть", или "человек человеку волк", трактоваться может вольно и, соответственно колоться тоже.

Еще по ходу трактовки самых распространенных символов от Льва Мильяненкова:

череп, корона - символы стремящихся к власти;
корона на спине - униженность;
тигр или другой хищник - ярость, непримиримость;
змея (ранее высшая степень в иерархии тюремного мира);
кинжал, нож, меч, топор - месть, угроза, твердость, жестокость;
ключ - сохранение тайны;
палач - чти закон воров;
Мадонна - отчужденность;
факел - дружба, братство;
звезды - непокорность

Изображения чертей - обычно и наносится "чертям", т.е. опустившимся, не следящим за собой мужикам. Острожно следует относиться и к петухам :). Драконы, хоть и согласно распространенному анекдоту, являются теми же петухами, только с гребнем на всю спину, все же можно колоть без опаски.

Еще - карточные масти, обычно встречающиеся чаще всего в составе перстней. Как правило, черные масти относят к "черным", т.е. блатным, красные соответственно к красным - ментам, сукам. Хотя здесь нет однозначности - например, бубновый перстень означает профессионального шпилевого (игрока, кидалу). Черви практически всегда - изнасилование малолетней, или принадлежность к петухам.

Следует помнить, что значение татуировок в арестантском мире может быть весьма неожиданным и даже противоположным общепринятым символам. Так, например, символ пацифистов "голубиная лапка" обозначает наоборот агрессию и колется злостными нарушителями режима.

В заключении немного морали - как говаривал один из киногероев, главная часть любого оружия - голова его владельца. Наколоть можно все, что угодно и где угодно - только не забудьте задать себе в начале вопрос "А зачем?".

Кстати в Ветхом Завете имеется прямой запрет на нанесение любых рисунков на кожу. А тут я недавно слышал в какой-то передаче, что татуировку изобрели островитяне типа с Таити, и в Европу были завезены они мореплавателями всего пару сотен лет назад. Если б 4 тысячи лет назад семиты не разрисовывали себя, то и не надо было бы запрещать им этого в письменном виде. А так видать и тогда рисовались.

39

Этапы. Транзитки. Столыпины

Когда звучит слово "этап", душа зека замирает, ощущая смутное беспокойство. Этапы это всегда неизвестность, всегда новые люди, испытания, когда все твое прошлое, весь твой нажитый авторитет исчезает и бороться за место под солнцем приходится начинать с нуля, как и в первый день в тюрьме. Хоть со временем привыкаешь, но, отправляясь на этап и пятый, и десятый раз, сердце у меня начинало биться сильнее.

Как правило, именно на этапах происходят разборки. Когда конфликт не завершен и арестантов разделяют тюремные стены, они говорят друг другу "увидимся на этапе", или "увидимся в этапке (камере, куда собирают всех перед отправкой)" и это звучит как реальная угроза. По крайней мере, ее надо сдержать, дабы не уронить свое арестантское достоинство.

Этапируют обычно из СИЗО к местам отбывания наказания, реже - подследственных с случае задержания в одном месте, а месте совершения преступления и соответственно суда и следствия в другом. Также возят между зонами, чаще всего на лечение, возят подследственных на психиатрическую экспертизу.

На этапах коронуют в воры и опускают в петухи. Это и лишения, и унижения. На этапах остро ощущается бесправность - легко получить дубиной по спине, или прикладом по почкам, быть укушенным собакой. Каждый этап - это как минимум два шмона, при отправке и прибытии, шмоны всегда тщательные, с раздеванием, с ломанием вещей. Это всегда психологическое давление - передвижение под дулами, бегом - крики, удары, собаки.

Но вместе с тем на этапах можно повидаться со старыми друзьями, подельниами, узнать последние новости, увидеть краешек вольного мира. Да и впрочем - для одних новые люди это страх и проблемы, для других - новые знакомства и впечатления. Кому война, а кому мать родна.

На этапах у конвоя можно обменять что-то из вещей на чай, сигареты, консервы.

Мастера умудряются даже заварить чифир в купе - сделав бездымный факел из простыни (я писал об этих хитростях раньше), заслоняя огонь от конвойных своим телом (или, что проще конечно, договорившись, с ним). У приготовленного таким способом напитка конечно же особый вкус - маленького кайфа от нарушения правил, от глоточка свободы.

На этапах можно даже побыть с женщиной, предварительно через стеночку купе договорившись и получив согласие на свидание с соскучившейся по мужской ласке арестантке, а затем ночью, уболтав конвойного сержанта, отдав ему пару пачек сигарет, провести полчасика в тамбуре у туалета. Это конечно экзотика - слишком много всяких "если...", но бывает - сам видел.

Этапы - это народное наименование перемещения арестантов между тюрьмами, лагерями. Идет оно со времен дореволюционных, когда осужденных гнали пешком к местам каторг и ссылок, а этапами были расстояния между острогами - укрепленными городами, в которых передыхали, собирались, распределялись потоки каторжан. До недавнего времени было понятие "пересыльная тюрьма" - тюрьма, служившая исключительно для такого накопления и перераспределения конвоированных.

Со временем пешие переходы были заменены на перевозку по железной дороге, что произошло во времена известного министра царской России Столыпина. Тогда это были обычные товарные вагоны с дыркой в полу в качестве нужника для перевозки преимущественно переселенцев на просторы Сибири, ставшие называться "столыпинскими". Так они до сих пор в тюремной среде и называются, хотя сейчас это просто модификация стандартного пассажирского вагона.

С виду он и почти неотличим от такового - только с одной стороны окон поменьше - в купе для арестантов их нет, а на окнах другой стороны, что со стороны прохода, на окнах решетки. Такой вагон разделен на две половины - для зеков и для конвоя. Вот тут есть фотки такого вагона, следовавшего курсом Барнаул-Рубцовск где-то в 2005 году, которые я взял с сайта моего знакомого фаната транспортной фотографии btfoto.narod.ru.

Можете увидеть разницу и, в следующий раз, оказавшись на станции, помахать ручкой путешествующим зекам и вспомнить старую присказку о суме и о тюрьме. Хотя обычно окна на станциях закрыты даже в жару и, соответственно, увидеть, что внутри не получится, так как они непрозрачны. Можете, впрочем, попытаться конвою передать пару пачек сигарет, предложив поделить их пополам между ими и конвоированными. Вряд ли это получится, но у меня все же такой случай был где-то на этапе со Смоленска до Воронежа - какой-то бывший зэка, узнав родной столыпин, упросил начальника (за какую-то наверняка мзду, но все равно спасибо ему) раскинуть по купе блок сигарет и немного чаю, которые он тут же на перроне быстренько и купил.

Более официальное название такого вагона - вагон-зак, как и автомобиля для перевозки арестованных - авто-зак. Скорее всего "зак" - это сокращение от чего-то вроде "закрытого типа", но арестанты это произносят на свой манер - как "автозэк" и "вагонзэк". Очень метко, как, впрочем, обычно и бывает на фене.

Так вот - о внутреннем устройстве "столыпина". Представьте обычный купейный вагон, стандартное купе, но только с тремя полками, отделка которого явно попроще и скамейки деревянные, у которого нет окна, а стенка с дверью представляют собой решетку с мелкой ячейкой. Из модификаций - еще откидываемая вторая полка, позволяющая превратить второй ярус в сплошное ложе. В таком вот купе пришлось раз ехать в количестве 20 человек почти сутки, а по 16-17 человек - и не один раз.

Вторая полка самая комфортная, поэтому путешественники с опытом стремятся занять в первую очередь ее - здесь можно и лежать, и сидеть, тогда как внизу при переполненном купе - только сидеть. А сидеть сутки тяжеловато. На третьих полках умещается только по одному человеку лежа. Сюда забираются чисто поспать в порядке обмена жилплощадью.

Отправляться на этапы с большим баулом не стоит - автозэк, вагонзек, снова автозек, двигаться с сумкой под дубинками сложно. К тому же идеал босяцкой жизни - минимум собственности, непривязанность к вещам, легкость. Поэтому, учитывая тесноту столыпинских купе, обостряющую это отношение, обладателей больших сумок не только просто не любят, но и всячески пытаются развести на содержание этих самых сумок, а то и в открытую чморят.

Справить нужду периодически выводят - по нормам, кажется, каждые 4 часа, но на практике бывает по всякому - по одному человеку в сопровождении конвойного. Бывает, что и не допросишься - для этого народ запасается пластиковыми бутылками. Сначала с них пьют запасенную воду, затем туда отливают. А если у кого вдруг понос, а бывало и такое, то тут начинается цирк - и смех, и грех. Поэтому, зная, что пора на этап, бывалые зэки за сутки до того почти перестают есть, с утра - пить.

Если еще учесть, что в дороге тоже никто не кормит (выдают сухпаек в виде хлеба, сахара, может быть даже какой-то консервы, но все это достаточно скудно), потом по прибытии в новую тюрьму пока попадешь в камеру может пройти еще целый день - итого двое-трое суток голодухи.

Этапировать могут очень долго - чтобы проехать Россию может понадобиться месяца два. А если вдруг надо пересечь границу, например, между Россией и Украиной, то может затянуться и на полгода.

Столыпины не всегда следуют кратчайшим путем, а так, как это выгодно экономически, что не всегда совпадает. Вплоть до того, что например, чтобы попасть из тюрьмы в зону, расположенную за 140 км, приходится делать крюк километров в 700, отдыхая в двух тюрьмах соседних областных центров, потратив на это две недели по причине того, что на бензин для автозэка денег нет.

Но это все не самое страшное в этапах. Этапов боятся в первую очередь те, кто чувствует за собой какие-то косяки из прошлой жизни, как вольной, так и тюремной. Все стукачи, все беспредельщики, покидая стены тюрем и зон, остаются без своих крыш, которые им обеспечивали в той или иной мере опера. В стенах этапки, где народ собирают перед этапом, их судьба уже никому не интересна - они отработали свое и о них уже забыли. Теперь они наравне с остальными. Как правило спрос происходит именно здесь. Убивают редко - по крайней мере, в наше время, а вот опустить - это в два счета. Предъява - пара минут на "прения" - и исполнение. Самый щадящий способ - пощещина, что сбрасывает статус человека на ноль. Более радикальный - головой в дючку (в очко), если таковое имеется, что сразу делает человека "законтаченным", "опущенным". Изнасилования сейчас случаются редко - не приходилось быть свидетелем, но слухи доходили.

Для лиц, следующих через тюрьму транзитом, обычно имеются т.н. "транзитки", специальные камеры только для них. Делается это и из причин удобства, и для карантина на случай инфекции, и, конечно, для предотвращения обмена информацией между местами заключения. Отношения в транзитках всегда настороженные, люди меняются постоянно, конфликты - дело обычное. Поэтому этапов боятся и те, кто не уверен в себе - этапы это, прежде всего, новые люди и очень стесненные обстоятельства, где конфликт может возникнуть из-за одного сантиметра пространства.

40

Магнетизм решетки

Долго не писал - некоторый кризис жанра. Помогла встреча с Марутой Гойло - оказывается кроме меня это тоже кому-то нужно и кому-то интересно.

Тюрьма, неволя - популярность темы, как показала практика, очень высока. Причин тому в наших странах достаточно и вы наверняка о них сами задумывались. Особенно раз вы подписаны на эту рассылку.

Это страшно и многие волей-неволей примеряют тюрьму на себя.

Родные и близкие тех кто там оказался - им нужна помощь, информация, совет.

Женщины часто встают перед вопросом как вести себя с другом, который отсидел, или который просто живет по понятиям, или сидит.

Понятия, жизнь по понятиям весьма актуальна в среде молодых людей. Вплоть до того, что это вопрос жизни и смерти. По количеству писем от молодежи, просьбах растолковать понятия, разрулить правильно ситуацию, дать оценку могу сказать что это одна из основных тем.

Хорошо это или плохо - это другой вопрос. Так есть. Сейчас это актуально и важно. Сказать что это плохо означает от проблемы отгородиться. Бороться с этим - еще хуже. Это надо принимать как есть, как часть нашей культуры, как современность. И отталкиваться от этого. Двигаться надо начинать оттуда, где мы сейчас есть.
Зачем? У меня есть такой пунктик - помочь себе я могу в первую очередь помогая другим. Это работает. Помочь другим в чем? В том, чтобы становиться достойным называться человеком. Воспользоваться теми возможностями которые заложены в нашу природу. Зачем? Для того чтобы быть довольным собой, своей жизнью, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Т.е. чтобы быть счастливым. А жить в окружении счастливых людей значительно лучше, чем несчастных.

Тема тюрьмы, бывших и настоящих зеков в сознании населения наших стран как минимум неконструктивна. Каждый четвертый мужчина у нас проходит через тюрьму. Так что это? Правило или исключение? Преступления были всегда и всегда будут. Даже ангелы, как говорит история, не всегда ведут себя по-ангельски. Жизнь в тюрьме ничем не отличается от жизни на воле, разве только происходит в несколько ускоренном и концентрированном виде. А жизнь на воле с другой стороны ничем не отличается от жизни за решеткой. Жизнь современного жителя, а особенно большого города, это еще та неволя. Которую у многих скрашивает разве что мысль о том, что кому-то еще хуже - например в тюрьме.

Тюрьма, понятия и все что с этим связано требуют переосмысления и нового взгляда. Те кто так или иначе с этим столкнулись, испытали на своей шкуре, понимают это.

Тема тюрьмы притягивает. Магнетизм решетки, как назвала это Марута. И потому, что это в определенном смысле свобода и в определенном даже намного большая, чем за ее пределами.

В тюрьмах на просторах бывшего Союза сидит не меньше двух миллионов человек. Они радуются, страдают, любят, ненавидят, надеются, обманываются. Многие из них весьма жестоки, многие коварны, многие ограничены в развитии. Кто-то попадает туда снова и снова. Ну и что? Вчера они были рядом с вами, завтра снова вернутся.
Но жизнь у каждого одна и каждый пытается стать счастливым. И он красив в этом своем устремлении - каждый это божественное создание, страдающее от своего несовершенства и устремляющееся в бесконечность. Кто-то запутался, кто-то забыл о том, кто он. Это не важно. Мы все очень красивы и великолепны. И в том числе в тюрьме.

Можно смаковать душераздирающие факты преступлений, интимных отношений в тюрьме и тому подобное - а можно посмотреть и на другую сторону. В действительности важно, и интересно, и красиво все.
Тюрьма нужна. Виновен - сиди. Но забывать о человеческой и божественной нашей природе при этом не нужно. И даже нельзя.

***

41

Понятия, Масти и их История

Любая группа людей, от трех человек и больше, в своем взаимодействии склонна к расслоению на определенные роли – мыслители, организаторы и исполнители. И чем экстремальнее ситуация, тем быстрее и жестче такое разделение произойдет. И подтверждений этому даже не нужно искать в специальной литературе, все, мне кажется, имеют этому достаточно подтверждений из собственного жизненного опыта.

Такие роли люди «принимают» на себя, как правило, исходя из определенных врожденных склонностей и черт характера. Вероятно, что на это влияет воспитание и окружение раннего детства, но это тоже пока можно отнести к обстоятельствам, на которые человек влияния не имеет. Можно назвать это судьбой или предопределением. Похоже, что у некоторых в дальнейшем имеется определенная свобода выбора, но их немного. А может быть, ее и нет вообще. Но об этом позже.

Исторически такие роли называются кастами. Именно так португальцы назвали увиденное ими в Индии расслоение общества. Сами индусы называли это варнами, что на их языке означает «цвет». Аналогичное слово до сих пор есть в украинском языке, как и остальные славянские, относящемуся к индоевропейской групее, – барва, т.е. краска, цвет. Пишу это не для повышения вашей эрудиции, а для обнаружения определенных закономерностей. В уголовно-арестантской культуре название таких каст – мужики, блатные, опущенные - тоже называется цветом, или мастью. Словарь Даля: масть - цвет, краска, шерсть (по цвету). Причем других полноценных синонимов у этого понятия, похоже, нет.

Классическая схема каст включала в себя три варны – брахманы (учителя, мыслители), кшатрии (воины, управленцы) и шудры (трудяги, производители). Первые говорили куда идти и что делать, вторые решали как идти и организовывали процесс, третьи – собственно шли и по дороге кормили всех остальных. Если взять наиболее четко обозначенную структуру арестантско-уголовного мира, то аналогия очевидна. Брахманы – это законники (воры в законе), кшатрии – блатные, шудры – мужики.

Что касаемо т.н. неприкасаемых, то они не были изначально кастой. Это те, кто не принадлежал ни к одной из каст. Они состояли из изгоев – изгнанные из общества, из любой из каст, за поведение, несовместимое с существующими правилами и понятиями чести. Уже позже к ним стали причисляться разные племена, не относящиеся к ариям, завоевавшим сегодняшнюю Индию. По аналогии в нашем случае – это опущенные (петухи), в которые можно попасть из любой из мастей, совершив действия, несовместимые с существующим понятийным порядком.

Что можно об этом сказать? О волчьих повадках, извращенных ценностях криминальной части населения или о некоем фундаментальном принципе организации человеческой природы?

Скорее всего о том, что в делении на касты проявляется определенная врожденная склонность человека к определенному виду деятельности, а именно творчество (брахманы), организация (кшатрии), производство (шудры).

Теперь о торговцах (барыгах) - вайшья. В первоначальном делении арийских племен, как было сказано раньше, каст существовало три. В более поздней их истории уже можно видеть достаточно четкое деление на четыре касты – появилась каста Торговцев. Они сформировались из некоторых из тех же племен, населявших Индию до прихода Ариев и попытавшихся найти свое место в новой общественной системе, обрушившейся на них. Одними из них, возможно, были предки современных цыган – «врожденных» барыг и воров, с весьма специфической психологией отношения ко всем иноплеменникам. Не исключено, что произошло это с помощью тех же изгоев-неприкасаемых, стремящихся к реваншу и возврату в структуру общества. Среди них наверняка были сильные, но слишком честолюбивые, подлые и коварные личности. Изгнать ведь могли только за бесчестный поступок при отсутствии намерения покаяться в содеянном.

Общество, основанное на первичном делении на три «цвета», не требовало Торговцев как таковых. Все члены общества имели свои четко определенные обязательства и кодексы поведения и чести. Каждый должен был выполнять свою работу и снабжать остальных продуктом своей деятельности. Учителя создавали, хранили и передавали ценности духовные, были оплотом справедливости (законотворчество, суд, мораль, религия). Воины – воевали, охраняли, следили за порядком, исполняли правосудие, т.е. организовывали. Трудяги – производили материальные блага и услуги. Каждый должен был делать все, от него зависящее на его поприще, отдавал то, что должен был отдать и получал, то, что должен был получать согласно своему положению. Это не принцип «от каждого по способностям, каждому – по труду», а «от каждого по положению и каждому – по положению».

Люди одного рода деятельности (профессии) объединялись в цеха, создавая порой целые города или кварталы. Ремесленник или земледелец отдавал все, что превышало его потребности потребления, получая взамен порядок, справедливость, защиту, пенсионное обеспечение, страховку. Так как разные люди согласно своему ремеслу производили разный продукт, существовала система обеспечения своей продукцией одних цехов другими внутри касты шудр, а также взносы на общее дело («общак»), т.е. на обеспечение Воинов и Учителей, и в резервный фонд. Естественно, существовала и торговля с другими племенами, и некоторый избыток материальных ценностей, делавший возможным развитие торговли внутри и вне общины, но это производилось за счет определенных «делегатов» от цехов, исходя из общей стратегии развития, определяемой Учителями и осуществляемой Воинами-организаторами. Внутри цеха материальные ценности распределялись согласно своим принципам под присмотром старейшин – по справедливости и потребности.

Идеалистическая с точки зрения современного человека система, которая могла существовать только при условии вполне осознаваемой ответственности, жизни по совести каждого члена общества. Конечно же, исходя даже из самого факта наличия неприкасаемых (опущенных), надо понимать, что не все были таковыми и элементы хаоса постоянно вплетались в эту систему порядка.

Изначально «цвет» человека определялся по факту рождения в определенной из каст. Но этот порядок не был абсолютным. Из тех же вед, легенд и мифов известны случаи перехода из одних каст в другие в результате определенных поступков. Ремесленник мог стать Воином, совершая воинские подвиги, проявляя масштабные организаторские способности, которые признавались массами. Воин мог стать Учителем, приобретя признанную всеми мудрость и удалившись от ратных дел. В общем, движение снизу вверх было во власти самого человека, хоть и требовало от него совершенно экстраординарных поступков, свидетельств и было явлением очень редким. Движение сверху вниз, как я понимаю, не признавалось – даже совершая по необходимости или желанию действия и поступки, являющиеся прерогативой низшей касты, человек не переставал принадлежать к своей. Например, брахман мог возглавить военную операцию или освоить кузнечное дело, но при этом не переставал быть брахманом. Движение вниз могло быть только сразу и в самый низ – в неприкасаемые, в результате совершения поступка, несовместимого с понятием чести.

Уже позже, с развитием такого качества как тщеславие, было определено, что Воин не может стать неприкасаемым – он может быть только казнен. А брахманы вообще обзавелись «депутатским» иммунитетом и стали неподсудными. Что и привело к упадку и затем завоеванию Индии. Но это уже другая история.

Все, кто более или менее знакомы с уголовно-арестантским миром, без труда узнают в этом описании устройстве схему понятийного порядка. Пускай несколько исковерканную, но в своей структуре оставшейся совершенно неизменной. Например, законники обычно считаются только лишь элитой блатного мира – по той, конечно, причине, что приходят туда из них же, а не отдельной мастью, что, в общем, правильно исходя из истории, но не совсем правильно исходя из того, что данная структура пытается имитировать, о чем чуть дальше. Мужики делятся на несколько подкаст, что иногда приводит к путанице. Например, барыги, с одной стороны вроде мужики, а с другой стороны иногда считаются отдельной мастью. Черти – низшая из групп мужиков, тоже порою причисляется к отдельной масти. Ну и еще варианты, вникать в которые сейчас нет необходимости. Хотя если взять систему каст современной Индии, то каст и подкаст там сотни.

Так вот - система существовала до тех пор, пока существовала иерархия каст – самой высшей считалась каста Учителей, затем Воинов, и затем Трудяг. Эта иерархия была духовной – в ней ценилась честь, мудрость, ответственность, внутренняя сила и пройти по ней можно было, только становясь духовно богаче, познавая разные аспекты истины, так сказать. Ни в каком ином плане такой иерархии не существовало – касты составляли единый цельный механизм взаимодополняющих образований. Позже, когда в общество внедрилась каста Торговцев, строй нарушился. Было ли это закономерным процессом развития общества или хитро спланированным ходом определенных сил – человеческих или каких-либо иных, трудно сказать.

Учитывая, что все индоевропейские народы, среди которых славяне, германцы, латиняне, т.е. почти все население теперешней Европы, имеют вполне очевидное родство в языке, морали, логике, то и вполне очевидно, что такое обустройство было присуще всем им во времена написания Вед, когда они, скорее всего, были еще единым народом, либо только что географически разделились.

Со временем порядок каст у этих народов стал изменяться – вначале наверх вышли Воины, отстранив Учителей, считая, по-видимому, что те недостаточно решительны. Ощущения и принципы чести, гордости и ответственности переродились в тщеславие, гордыню и стремление к власти. Мы получили эпоху войн на долгие сотни лет. Но это же была эпоха странствующих рыцарей и рыцарских турниров, дуэлей, подвигов ради любви, женщины, чести. Эпоха Воинов.

Если человек ослеплен самолюбованием и не видит общей картины, то для него существует только он и его побратимы, думающие с ним одинаково. Для воинов существует каста воинов – и все остальные. Т.е. «слабые» умники и «тупая» чернь. Для трудяг существует только каста трудяг и все остальные – «беспомощные» философы, не умеющие вбить в стену гвоздь, и бандиты – при погонах ли, при власти ли или с кастетами. Трудяге никак не понять принципиального отказа от работы у бродяги, а бродяге не понять как можно не находить себе места в поисках хоть какой-нибудь работы. Ну и с точки зрения всех «цветов» торговцы – это просто барыги в худшем значении этого слова.

Затем вверх стали подниматься Трудяги, достигнув апогея в советские времена, увлеченные идеей всеобщего равенства, отголоском внушенного им ущемленного самолюбия. В отличии от Воинов не обремененные особо честью и достоинством, пускай отчасти в извращенной форме, со свойственной им прямотой и недалекостью (остатками непосредственности и практичности) они быстренько начали уничтожение и Воинов, и Учителей, немало в этом преуспев. На места школьных учителей и ученых, офицеров, управленцев стали выходцы из шудр, распространяя свою идеологию удовлетворения телесных потребностей.

Потомки Воинов, сохраняя свои изначальные склонности, по большей части превратились в аферистов, преступников, авантюристов, наемников, пытаясь все же сохранять кодекс чести и структуру контролируемого ими хотя бы частично общества, что мы и видим на примере мест лишения свободы, где процент кшатриев достаточно велик.

Пренебрежение материальными ценностями, комфортом, лихая удача, безрассудство, обостренное чувство собственного достоинства и справедливости – все это черты Воинов. Не путайте - они не совершают т.н. бытовых преступлений, не насилуют в подворотнях, не грабят пенсионеров. Это проявления склонностей скорее шудр или неприкасаемых. Они джентльмены удачи, для которых важен сам процесс жизни, а не сытая безопасная старость, важна честь, а не сиюминутное удовлетворение похоти. Именно их всеми силами пытались и пытаются уничтожить и физически, и духовно шудры, занявшие места в органах власти законотворческой, судебной и исполнительной. Просто потому, что они совершенно их не понимают, и, следовательно, боятся.

Но времена снова меняются. Теперь наверх выходят Торговцы. По сути это неприкасаемые, изгои, наконец-то обретающие власть, к которой они стремились с самого начала. Основной ценностью становятся деньги. И если на предыдущих этапах главенство одной из варн ущемляло, но не могло победить окончательно остальных, так как в любом случае понимание того, что все три составляют единый организм и существовать друг без друга не могут, сохранялось, то теперь, похоже, все обстоит более драматично. По той причине, что круг замкнулся.


Вы здесь » Израильский Форум форум израиль » Братва » Всё о жизни в ТЮРЬМЕ